watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №16 - апр`9911 июня 2013

Чапаев, Че Гевара и поиски внутреннего Буратино

Виктор Пелевин

Чапаев, Че Гевара и поиски внутреннего Буратино
После выхода романа “Чапаев и Пустота” Виктор Пелевин превратился в безнадежно-культовую фигуру современной литературы. Его недаром называют человеком-бестселлером. Каждый новый роман практически обречен на популярность. Причин несколько.
Пелевинская проза написана легкодоступным и понятным всем повседневно-кичевым языком, в котором русский литературный смешан с той невообразимой феней, что ежедневно изливается на нас с экрана и бурным мутноватым потоком обтекает в реальной жизни.
Пелевинская проза - это не бесконечные, всем надоевшие перепевы на тему пресловутой российской духовности. Он работает иными материалами. Как никто другой из современных писателей, Пелевин умеет препарировать современные штампы, культы и мифологии.
Реальность и виртуальность, Борхес и Кастанеда, буддизм и коммунизм, Чапаев и товарищ Че, наркотики всех видов (особенно любимы автором кокаин и мухоморчики). Все это и многое другое становится предметом для тотального авторского стеба, и, в общем, адекватно отражают нашу странную, сюрную и смешную российскую действительность конца тысячелетия.
При этом, Пелевин не против того, чтобы сотворить мифологию вокруг собственной персоны. Будучи самым компьютеризированным писателем (все его творчество представлено в Интернете), он общается с издателями и читателями лишь с помощью компьютера. С его же помощью уродуя свои фотографии до неузнаваемости. Из-за этого до сих пор ходят слухи, весьма похожие на правду, что никакого Пелевина не существует вовсе. А за этим псевдонимом скрывается целая группа виртуальных авторов.
За все это хулиганство Пелевина давно и от души терпеть не может традиционная российская критика. Одни критик Пелевина так достал, что в его последних произведениях постоянно стал возникать некий критик Бисинский, с которым приключаются разные неприятности. (В “Generation “П” он проваливается в канализацию с нечистотами, сопровождаемый пожеланием гневного героя: “Хватит заниматься ерундой. Надо быть ближе к реальному потребителю”.) Но есть и другие, более продвинутые.
Роман “Generation “П”, изданный месяц назад издательством “Вагриус” и оперативно появившийся в нашем городе, отвечает всем вышеперечисленным характеристикам, и кое-кто из продвинутой критики уже объявил его лучшим произведением автора. На мой взгляд, “Чапаев и Пустота” все-таки сильнее. Ибо “Generation “П” - о нашей сиюминутной реальности, а “Чапаев...” - о реальности вообще.
Хотя и в “Generation “П” есть стебный парафраз на тему вечности.
“Строки... навеяны песней группы ДДТ (“Что такое осень - это листья...”) и аллюзиями из позднего Достоевского. 
Что такое вечность - это банька, 
Вечность - это банька с пауками.
Если эту баньку
Позабудет Манька,
Что же будет с Родиной и с нами?”
Но в основном - это роман о нашем сегодняшнем мире.
“Этот мир был очень странным. Внешне он мало изменился... Сказать, что мир изменился по своей сущности тоже было нельзя, потому, что никакой сущности у него теперь не было. Во всем царила страшноватая неопределенность. Несмотря на это, по улицам неслись потоки “Мерседесов” и “Тойот”, в которых сидели абсолютно уверенные в себе и происходящем крепыши, и даже была, если верить газетам, какая-то внешняя политика.
По телевизору, между тем, показывали те же самые хари, от которых всех тошнило последние 20 лет. Теперь они говорили точь-в-точь то самое, за что раньше сажали других, только были гораздо смелее, тверже и радикальнее”.
Не могу, также, не процитировать еще один отрывок.
“Схема функционирования бизнеса эпохи первоначального накопления. “В целом, - говорил Морковкин, - происходит это примерно так. Человек берет кредит. На этот кредит он снимает офис, покупает джип “Чероки” и 8 ящиков “Смирновской”. Когда “Смирновская” кончается, выясняется, что джип разбит, офис заблеван, а кредит надо отдавать. Тогда берется второй кредит - в 3 раза больше первого. Из него гасится 1-й кредит, покупается джип “Гранд-Чероки” и 16 ящиков “Абсолюта”. Когда “Абсолют”...
- Я понял, - перебил Татарский. - А что в конце?
- Два варианта. Если банк, которому человек должен, бандитский, то его в какой-то момент убивают. Поскольку других банков у нас нет, так обычно и происходит. Если человек, наоборот, сам бандит, то последний кредит перекидывается на государственный банк, а человек объявляет себя банкротом. К нему в офис приходят судебные исполнители, описывают пустые бутылки и заблеванный факс, а он через некоторое время начинает все сначала”.
 
P.S. За что я люблю Пелевина (ОМ-96)
- За то, что в рассказе “Проблемы вервольфа в средней полосе” студенту, сомневающемуся, правильно ли быть оборотнем, объясняют: “Ты должен помнить, что только оборотни - настоящие люди”.
- За то, что в повести “Принц Госплана” есть объект, называющийся “разрезалка пополам”. “Ты едешь на эскалаторе в метро, а впереди посередине ступеньки появляется разрезалка пополам. Тебе совсем некуда деться, кроме как нажимать 2 шифта, а потом уходить курсорным”.
-За то, что в рассказе “Бубен Верхнего Мира” описана новая профессия: “Выкапывать из лесных болот трупы иностранных солдат Второй мировой войны, оживлять их и продавать женщинам, которым нужно замуж, чтобы выехать за границу. “Немецкий труп у нас примерно, как живой негр из Зимбабве или русскоязычный еврей без визы”.
- За то, что в повести “Омон Ра” с курсантов космического училища им. А. Маресьева берут клятву, что они будут служить Отечеству превозмогая, и что пройдут через любые трудности невзирая, а потом отрезают им обе ноги выше колена, чтобы превозмогали и шли.
- И, наконец, за то, что в одном из рассказов (каком не помню) описана картина: голый человек лежит на бревне. И подпись “В поисках внутреннего Буратино”.
 
P.P.S. Роман “Generation “П” все еще можно купить в подземном переходе у “Глобуса”, в одном из книжных киосков под козырьком (таких всего два).
Ирина В.
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: