watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №4 - май`9829 мая 2013

Евг. Зорин: на гребне Живой волны

П. Женя, почему ты вдруг начался заниматься таким неблагодарным делом, как организация большого (не только по челнинским, но даже, например, казанским меркам) музыкального фестиваля? Именно музыкального, а не театрального или какого-нибудь другого? Или тебе эта идея пришла в голову, после того как ты побывал на каком-то фесте в другом городе, или ты просто очень любишь музыку?
З. Не буду хвалиться, но я думаю, что для меня было бы не особо сложно сделать театральный или кинофестиваль. А почему музыкальный? Ну, во-первых, музыка это всегда интересно, а во-вторых, это красиво. Честно признаюсь, что никогда не был на музыкальных, хорошо организованных фестивалях, только по телевизору видел, но это совершенно другое дело. И мне кажется, что хорошо, что не довелось мне на них побывать. Я делал все так, как сам это представляю, точнее, как представляют те люди, которые со мной работают. Ведь “Живую волну” делает не Женя Зорин, а команда, которая, скажем так, находится под моим руководством.
  Вообще же, “Живая волна” родилась из-за пересечения двух факторов. Во-первых, я ко времени первого фестиваля уже больше года ничего творческого и грандиозного в своей жизни не имел, т.е. ничего не организовывал и нигде не участвовал. А во-вторых, это то, что у ребят, которые работают в ДК “Энергетик”, возникла идея: “А не сделать ли концерт живой музыки”.
П. Просто концерт?
З. Обыкновенный небольшой концерт в целях рекламы на тот момент еще не существующей аппаратуры, которая, кстати, так и не появилась. Ну а поскольку у меня профессия такая - по диплому я организатор-экономист в социально-культурной сфере, то почему бы не организовать что-то красивое и нормальное. Слава Богу, что собралась хорошая команда, которая придумала, как это должно быть. Мы это сделали и угадали, что именно так и нужно делать. Самое интересное, что 90% из нас никогда не имели отношения к рок-музыке.
П. Вообще-то нельзя сказать, что “Живая волна” рок-фестиваль.
З. Первая задумка была сделать просто музыкальный фестиваль. Но когда мы кинулись по городу искать команды, которые могли бы сыграть именно вживую, то оказалось что так могут только музыканты, преимущественно работающие в направлении, которое условно назовем “роковым”. И получилось так, что на первом фестивале преобладали рок-группы. Сейчас же есть тенденция, что в будущем у нас будет представлена не только рок-музыка, но и другая хорошая музыка, я не говорю о гольной попсе и уж тем более о тех, кто выходит на сцену и, с трудом перебирая три аккорда, орут в микрофон и выдают это за рок.
П. А нет в перспективе сделать фестиваль профессиональных команд?
З. Не знаю. Но критерий у нас один - фестиваль живой музыки. А здесь может представлена и народная, и классическая музыка. К тому же такая музыка несет какой-то и воспитательный момент, хотя воспитывать я никого не собираюсь, но одна из таких целей есть.
П. То есть ты хочешь привить публике приходящей на “Живую волну” некий вкус?
З. Ну не вкус, а хотя бы умение отличать хорошее от плохого.
П. Если смотреть на ту публику, которая приходит на фестиваль, то в большинстве своем она слишком низкого полета, что касается восприятия музыки. Более того, она агрессивно не воспринимает ту или иную музыку, которая не ложится на ее слух, например джаЗ. В лучшем случае такие люди сваливают, но бывает, остаются в зале и комментируют. Мало шансов привить им какую-то культуру, но есть шанс пойти у них на поводу. Ведь как бы то ни было, у фестиваля есть и коммерческая сторона – если не заработаешь на нем денег, то последующего может и не состоятся. Нет такого опасения…
З. Что фестиваль растеряет часть публики?
П. Не совсем так. Есть два пути. Первый - это увеличение массы хорошей музыки разных стилей и возможной потери части зрителей, а второй путь – пойти на поводу публики, заигрывать с ней и давать ей то чего она хочет, например, захотелось вам “Nirvana” пожалуйста, вот Кобейн в гробу и т.П. И, как бы, один из этих путей правильный, а другой может привлечь большее количество народу и соответственно финансы. 
З. Видишь ли, в нашем городе,  существует противоречие, конфликт между публикой и творческими людьми. То есть публика тяготеет к чему-то упрощенному, к тому, что ей ближе. Например, части зрителей, приходящих на “Живую волну”, подавай музыку только типа “Miss¬tress” и больше им ничего ненужно, а другие кроме Татьяны Овсиенко, “Золотого кольца” и т.П. ничего не могут воспринять. В то же время творческие люди в городе стремятся навязать что-нибудь интеллектуальное. К счастью, в этом конфликте пока удается найти золотую середину.
Что касается “Живой волны”, то нет, я не боюсь, что мы придем к какому-то ширпотребу и будем работать на толпу. Люди, которые работают на фестиваль, имеют свои жизненные принципы и ценности и, по моему мнению, являются профессионалами в своем деле. Так что, думается, наша команда всегда найдет выход, ту самую золотую середину.
П. Как долго может продержаться фестиваль, сколько времени? От чего вообще зависит его судьба? От энтузиазма, финансов или чего-нибудь еще? Может быть, препоны какие-то ставятся?
З. Препоны к счастью никакие не ставятся. Все зависит от многих параметров, в том числе и от нашего личного желания, которое состоит из нескольких слагаемых - это и материальная заинтересованность, и моральное удовлетворение. Пока что после двух фестивалей мы кроме морального удовлетворения ничего не получали. Ну, а усталость она всегда приятна. Ведь работа в этой сфере, организация мероприятий как наркотик. Это конечно условно - все происходит в несколько другой последовательности. Когда ты что-то начинаешь делать, это как процесс ломок - ты морщишься, думаешь, зачем ты это делаешь. У меня, например, дней за десять до какого-нибудь большого мероприятия рождается жуткое желание уснуть, и проснутся на следующий день, после того, как это событие закончится. Ну а когда само мероприятие начинается, то это как кайф, особенно во второй его половине - потому что остановить ты ничего не в силах, а все идет как бы нормально. Вершина же блаженства наступает, когда все закончилось, буквально это происходит в первые часы после мероприятия и на следующее утро. Потом проходит некоторое время и тебе снова охота испытать все эти ощущения. Причем, как я уже говорил, в процессе подготовки ты всегда думаешь: “Зачем я за это взялся! Это будет последнее, что я делаю! Больше никогда в жизни!”
Судьба “Живой волны”, повторюсь, зависит от многих факторов и само собой от финансов. Если не будет денег на ее организацию, то просто нет смысла это делать. Ведь ширпотреб делается из-за отсутствия денег. Был такой замечательный человек Владимир Яковлевич, первый директор КТО “Чаллы”, который, к сожалению, год назад умер, вот он говорил: “Мы делаем плохо не из-за того, что не умеем, а из-за того, что у нас нет денег делать хорошо” Действительно так и получается: если есть деньги, то сделать хорошо и красиво нет проблем. Просто заплатил всем и тебе привезут, построят, озвучат и осветят. А когда ты считаешь копейки и начинаешь выгадывать на чем сэкономить, кому заплатить, а кому нет, то получается лажа.
Если же наш фестиваль начнет развиваться, будет иметь продолжение, будет нужен городу, будет нужен нам, то он выживет. Ну а если мы не сумеем его развить, то через некоторое время он просто сам собой прекратит свое существование.
П. А вообще наши городские структуры проявляли хоть какой-нибудь интерес к “Живой волне”? Или как обычно вокруг фестиваля царит зона молчания?
З. Ты знаешь, на удивление не проявляли. Хотя об этом знают в управлении по делам молодежи, я заносил пригласительные на второй фестиваль в управление по делам культуры, но реакции абсолютно никакой. К тому же было несколько заметок о “Живой волне” в некоторых городских газетах. 
Но, во всяком случае, на меня или на кого-нибудь из организаторов никто из городских структур не выходил. И с одной стороны это хорошо, что наши власти пока не вмешиваются в это.
П. Может быть конкретное вмешательство городских властей не нужно, ведь если они сунут свой нос в это дело, то фестиваль может превратиться в некую обязаловку с национальным колоритом и в совершено безумное шоу и “Живая волна” будет называться “Курай Бурай”.
З. Да нет. Ведь национальный колорит тоже можно сделать здорово.
П. При условии независимости.
З. Да. Я не имею ничего против присутствия татарских мотивов. Даже есть идеи по этому поводу, но время пока еще не пришло, не готовы те люди, с которыми хотелось бы это сделать. Можно все это подать шикарно, потому что татарской культуре я достаточно импонирую. Ведь то, что мы видим на этих сабантуях и новых годах, я не хочу никого обижать, сделано на деревенском уровне, можно назвать это халявой. Хотя примеры достойного представления татарской культуры есть.
П. Вот уже прошло два фестиваля, надвигается третий. Какие самые яркие впечатления, положительные и отрицательные, ты получил от прошедших “Волн”? Находясь в центре событий, ты ведь наверняка обращал внимание на группы, на публику и т.д.
З. Самое яркое положительное впечатление - это отношение публики к самому фестивалю. Когда мы начинали это делать, я не ожидал этого. И, может быть, не последовало бы никаких продолжений, поскольку “Живая волна” задумывалась как одноразовая акция, если б не было такой реакции публики. Я, конечно, не знаю, чем народу это понравилось, ведь огрехов было немало, но в большей степени они были видны только нам. Да и благосклонного отношения музыкантов к этому концерту  я тоже не ожидал. Я думал, будут сложности - собрать музыкантов без всякой оплаты, такое для меня было впервые. А тут ребята собрались и выступили - это тоже впечатление произвело. 
Ну, а самое негативное было на последнем, втором фестивале, когда зрители навели большой беспорядок в зале. Но тут как бы и наша вина есть, но, тем не менее, я не ожидал от публики надписей на стенах. Ведь понятно, какой контингент это писал - никак не гопники, а от неформальной части я такого не ожидал. 
П. Бескультурье.
З. Не то что бескультурье, бескультурье - это наша общая беда. Просто ребята не думали о последствиях и о том, что они косвенно сами себе вредят. Мне стоило больших усилий получить согласие от руководства ДК “Энергетик” на проведение третьего фестиваля. И если на нем случится нечто подобное, то перспектива “Живой волны” будут еще более призрачными.
П. То есть, если могилу “Живой волне” не выроют финансовые проблемы, то это может сделать публика?
З. Да, запросто. Вообще паршивая овца в каждом стаде бывает, и я не говорю, что каждый второй из тех, кто приходит на фестиваль гад и сволочь, бросает окурки, бутылки и расписывает стены. Нет, конечно. Но хотелось бы со страниц “ЛП” обратится: “Ребята, если хотите, чтоб такие концерты продолжались, давайте вместе стремится к этому!”
 Впрочем, мусор, грязь это беда не только “Живой волны”, а всех концертов, которые проходят в нашем городе. Например, перед вторым фестивалем в “Энергетике” прошел концерт кабаре-дуэт “Академии”. Вроде солидные люди на него пришли, билет стоил от 250 тысяч и выше, а мусора после них осталось почти столько же.
От публики многое зависит. И даже не только от ее культуры поведения, но и от того, как она воспринимает весь этот фестиваль в целом. Сейчас нам, например, проще разговаривать со спонсорами, потому что о том, что есть такая вещь как “Живая волна”, слух по городу ходит. И, естественно, если будет положительная информация о фестивале, то будет гораздо легче работать.
П. Ну раз уж мы заговорили об информации, то вот такой вопрос. Проявляют ли СМИ хоть какой-нибудь интерес к “Живой волне” или просто вяло реагируют типа: “Опять там что-то прошло”, - и все? Встречался ли ты с действительно интересующимися людьми из прессы?
З. Если честно, то нет. Вообще практически у всех наших СМИ интерес к местным культурным событиям очень низкий. Если же приезжает какая-либо звезда, то тут все по другому: материал на целую полосу, интервью, портрет, автограф, одним словом: “Люди, смотрите какие мы крутые”. А вот прошел недавно городской театральный фестиваль “Дверь на сцену”, так о нем очень мало информации было.
По той же “Живой волне”, например, после первой - вообще никакой реакции не было. Я не считаю “Эфир ТВК” и газету “Новый город”, которые являются со-организаторами. На вторую мы специально пригласили “Челны ЛТД”, но то, что вышло в этой газете о фестивале больше походило на отмаЗ. Честно говоря, я от них этого не ожидал. Это немножко удручает. Лично я считаю, что “Живая волна” занимал в прошлом году не последнее место в культурной жизни города и был одним из ярчайших событий среди молодежных мероприятий.
П. А про какие команды из тех что участвовали в “Живых волнах” ты бы мог сказать, что не жалеешь о том, что пригласил их и наоборот?
З. Не жалею в первую очередь о казанцах “КуКуКиКиЛАЙ” и “Тревожное воскресение”.  Не жалею, что “Gooseberry Fool” работали у нас. Не жалею что “Братья Блюз” участвовали, единственное, о чем жалею, что несколько неудачно мы их подали. Рустика Янгулова люблю, не смотря ни на что. 
Если же говорить об обратном, то по поводу первой “Волны” сказать нечего т.к. это была проба, но вот на втором мы прокололись на “Восточном экспрессе”. И в то же время эта неудача подтолкнула меня к мысли о том, что на “Живой волне” все-таки должна присутствовать одна начинающая группа. 
П. Каковы, по твоему мнению, перспективы у фестиваля? Как он будет развиваться?
З. Развиваться он будет, ведь повторять последующие концерты в духе первых двух нереально. Хочется и разнообразия, и чтоб публика завелась. Вообще идеи есть, но об этом говорить пока рано.
П. А будет ли четвертая “Волна”?
З. То, что четвертая “Живая волна” будет, железно. Если, конечно, нас не подведет зритель, и после третьего фестиваля нас не выгонят из ДК “Энергетик”.
П. А что, альтернативы этому залу нет?
З. В нашем городе “Энергетик” остался единственным хорошо оснащенным залом. Например, если брать ДК КамАЗа - оснащен хуже, и аренда там высокая. К тому же в ДК “Энергетик” нам идут навстречу, за что им большое спасибо. Да и сам я не хочу менять точку.
П. То есть все решено?
З. Да. К тому же был печальный опыт концерта в КВЦ “Автозаводец”.
П. Значит после этого провала “Рождества Кобейна”, который, как бы, являлся аппендиксом “Живой волны”, больше таких экспериментов проводится не будет?
З. Будет. Просто здесь другой подход нужен. По большому счету, тут и мы схалявили. Отношение к этому мероприятию было как к филиальчику “Волны”, но на шару не прокатило. Но, несмотря на это, планов и проектов в рамках нашего фестиваля много.
П. Насколько я знаю, ты собираешься посетить одну из самых больших музыкальных тусовок в России пермский фестиваль “Rock-Line”, который будет в конце июня. С какой целью планируется эта поездка?
З. Цель - поучиться тому, как это делается.
П. А может и обменяться опытом?
З. Может быть, да. Я не видел воочию этот фестиваль, но если с его организаторами получится какое-то общение, то, может, будет обмен опытом. Например, когда пермская группа “L.S.D.” узнала о “Живой волне”, узнала что на ней происходит и как это делается, то они были сильно поражены - в каких-то там Челнах, что-то делается да еще на таком хорошем уровне.
Вообще же поездка на “Rock-Line” может дать связи. Нам нужны связи с другими фестивалями, с другими людьми, с творческими командами. Я просто боюсь, что мы будем вариться в собственном соку, а из этого ничего хорошего не выйдет.•
 
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: