watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №2 - фев`9829 мая 2013

Geoff Starin: опыт работы с челницами

В прошлом номере ЛП было опубликовано немного раздолбайское, но очень веселое (ту-дум) интервью с музыкантами группы “Gooseberry Fool”, посвященное блюзу и опыту работы с американцем. Так получилось, что все беседовавшие со мной тогда, достаточно хорошо знали Джефа и не утруждали себя рассказами о нем, все больше упирая на собственные впечатления. Впрочем, так и задумывалось, ведь было запланировано ответное интервью с Джефом Старином. Что и произошло через некоторое время. Общаться нам помогал Джалиль Мубаракшин (лицо заинтересованное, точность перевода - на его совести), спасибо ему за это.
Для непосвященных. В конце прошлого, 1997 года, группа GF и Джеф Старин представили публике программу “Only Blues”, создав таким образом в Челнах прецедент совместного выступления музыкантов из разных стран (речь идет о так называемой рок-музыке). Причем, следует отметить, что это - не гастроли, а именно совместный проект; союз не по расчету, а по любви к блюзу. 
 
ВОПР: В каких странах тебе еще приходилось работать?
ДЖЕФ: Я играл в Чехии, Германии, Голландии. Это было для меня огромным опытом. Я узнал, к своему удивлению, что в других странах очень хорошо понимают блюз и уважают его. Но я никогда не думал о том, что найду это и здесь.
ВОПР: Почему?
ДЖЕФ: Я слушаю радио, я понял какую музыку здесь обычно слушают. Не так уж и много клубов в городе.
ВОПР: Когда и как все это началось? Увлечение музыкой, блюзом.
ДЖЕФ: Это было очень давно. В детстве я даже брал уроки классической музыки. Я не могу сказать, что рок-н-ролл сразу мне понравился, больше меня интересовал ритм-энд-блюз. Это немного другое. В конце 60-х - начале 70-х я слышал по радио в основном такую музыку. В 72 году я закончил высшую школу и поступил на службу в армию. Это очень интересная история.. я как раз изучал русский язык в то время. Один из моих лучших друзей научил играть на губной гармошке. И это было совершенно естественно для меня. Ну, и развиваясь в дальнейшем, я двигался в направлении блюза. Например, я узнавал именно тех, кто играет блюз, начал изучать блюз изнутри. Пытался найти тех музыкантов, музыка которых была бы наиболее близка мне, более захватывала меня. Все пошло-поехало, я начал работать с разными музыкантами, создавал группы то в одном месте, то в другом.
ВОПР: А первый концерт?
ДЖЕФ: Мне было 18. Я очень долго репетировал, около 6 месяцев. Я играл с одной бандой, которой руководил мой учитель, в ночном клубе. И просто в перерывах выступления этой банды просил разрешения у своего учителя, выступить. А моя собственная банда появилась через 5-6 лет. Это было в Сиэтле. А так, я иногда участвовал в джемах. С моей первой бандой мы играли около 5 лет. Это была самая лучшая работа. 
ВОПР: Почему же все это закончилось?
ДЖЕФ: Просто так, взяло и закончилось. Зачем стегать загнанную лошадь? Мы полностью реализовали себя: создали замечательную банду: у нас было четыре духовых инструмента, бас, клавишные - такой большой аппарат, “Хаммонд”... Потом мы достигли какого-то предела. На этом все и кончилось.
ВОПР: А коммерческую выгоду приносило, то есть вы могли жить посредством исполнения музыки?
ДЖЕФ: Нам это удавалось. Мы, конечно, не были богатыми. Что грустно, не осталось ни одной записи нашей группы. Тем не менее, это была замечательная банда.
ВОПР: А ты не хочешь сказать, как она называлась?
ДЖЕФ: Hugh Blues & Jordin. Это игра слов, причем с пошлым оттенком. Сначала мы назывались “Хью Блюз”. Все раньше так назывались: какой-нибудь Пол Смит и блюз-бэнд... Мы не хотели так делать, поэтому назвались “Хью Блюз”, потому, что в команде не было ни одного парня по имени Хью. Мы как-то были разогревающей группой перед какой-то большой серьезной командой, где была вокалистка-женщина, и она представляла нас: “Хьюз Блюз” и Джеф! Она очень особенно представляла именно меня. Всем девушкам, которые были в зале. Она сказала, что это самый крутой певец для всех девушек, и его зовут Хью Джордан. Таким образом, это имя просто прилипилось к нам. 
ВОПР: А когда кончилась, так сказать, “музыкальная” часть жизни, чем ты занимался до сегодняшнего дня?
ДЖЕФ: Я стал сотрудником телефонной компании, телефонные коммуникации и все такое...
ВОПР: Все эти 15 лет?
ДЖЕФ: Нет! Я занимался и тем и другим. У меня были еще банды, в Америке можно играть в банде и одновременно где-то работать. Конечно, эти банды не очень долго жили. Только вот одна банда, это было в Денвере, она существовала тоже около 5 лет.
ВОПР: Что значит совмещение работы и музыки? Это получается, что ты один день в неделю репетируешь?
ДЖЕФ: Поначалу, как только организовывалась банда, мы занимались 2-3 раза в неделю. Кроме того, мы выступали, иногда 2 раза в неделю, каждый уикэнд. Конечно, мы не настолько много зарабатывали, чтобы удовлетворить все свои потребности. Там вообще, небольшой спрос на музыку.
ВОПР: Там - это где? В Америке вообще, или в конкретном городе?
ДЖЕФ: Да везде. Вот в Сиэтле хорошо платят. Мы зарабатывали по 50-100 баксов на человека за уикэнд.
ВОПР: Мы делим Америку на север и на юг. В моем понимании, та музыка, которую играешь ты - южная музыка. А ты сейчас говоришь о Сиэтле.
ДЖЕФ: Я не согласен с тем, что блюз - это чисто южная музыка. Корни,  конечно, на юге. Оригинальный блюз игрался исключительно черными. После гражданской войны произошла большая миграция черных на север и особенно в Чикаго. Чикаго и является местом рождения того, что сейчас называется современным блюзом. В Сиэтле тоже огромное количество любителей блюза. И Сиэтл отличается от других городов тем, что там совершенно особенная система оплаты труда музыкантов. Продающий билеты на концерт является членом группы, то есть все деньги от продажи билетов команда получает себе. А в других городах музыканты получают ровно столько, сколько им заплатит хозяин заведения. Эти деньги в Сиэтле называют “The Door” - дверь. Можно было заработать 2500$ за концерт. 
ВОПР: Это ко всем стилям музыки относится в Сиэтле, или только к блюзу?
ДЖЕФ: Ко всем.
ВОПР: И это до сих пор там практикуется?
ДЖЕФ: Да.
ВОПР: Я почему спрашиваю. Ведь Сиэтл по количеству жителей можно сравнить с Челнами, ведь так? Около 500?
ДЖЕФ: Нет, это только в сити. А с пригородами - полтора миллиона.
ВОПР: Тем не менее. Сиэтл, как я понимаю, сейчас из-за гранжа, раньше - из-за других стилей, считается родиной многих известных групп. Это потому, что в этом городе существует такая концертная практика. Правильно?
ДЖЕФ: Да, правильно. Если бы музыка не нравилась потенциальным слушателям, она бы просто там не существовала. Кроме того, много зависит от вкуса владельца бара.
ВОПР: Как давно ты в Совке?
ДЖЕФ: Десять месяцев.
ВОПР: Всего десять месяцев? А в каких городах успел побывать?
ДЖЕФ: Челны, Казань, Чистополь, Новороссийск.
ВОПР: Немного, но все-таки. Есть какая-нибудь разница по уровню музыкальной культуры? Успел ты это заметить?
ДЖЕФ: Да, конечно. В Новороссийске не было ничего. Ничего. Там много интересных вещей, много учебных заведений, так же как и в Казани... Я считаю, что Татарстан каким-то образом вовлечен в развитие мировой культуры.
ВОПР: Ты слушал наше радио. Как ты оцениваешь российскую национальную музыку? Не те команды, которые играют блюз, и не этническую, а современную популярную.
ДЖЕФ: Вижу, что много разной музыки. К тому же мне нравится татарская музыка.
ВОПР: Какие у тебя общие впечатления от того концерта с GF?
ДЖЕФ: Концерт мог бы быть и лучше.
ВОПР: Почему?
ДЖЕФ: Было немного больше выпито, чем надо. Нервы.
ВОПР: Ты себя  в этом винишь?
ДЖЕФ: Да.
ВОПР: Что ты можешь сказать о GF как об аккомпанирующей группе?
ДЖЕФ: Мне очень понравилось. Я считаю, что эта банда очень точно поймала то, что я хотел передать. Поначалу не получалось. Потом пошло.
ВОПР: Ты считаешь, что в Челнах это единственная группа, которая могла тебе подойти? 
ДЖЕФ: Я не знаю точно.
ВОПР: А “Братья блюз”?
ДЖЕФ: Я не слышал этой банды.
ВОПР: Это связано с молодыми годами, что ты так радикально относишься к музыке - признаешь только блюз?
ДЖЕФ: Я не то, чтобы отвергаю всю остальную музыку. Я просто не хочу ее играть.
ВОПР: Это чистота стиля, так сказать?
ДЖЕФ: Это не то, что я чувствую.
ВОПР: То есть, блюз наиболее полно передает твои ощущения.
ДЖЕФ: Да. Я чувствую связь с этой музыкой. Нет смысла играть музыку, которую ты не чувствуешь.
ВОПР: В России есть несколько известных команд, которые играют блюз: “Лига блюза”, “Cross¬roads”. По крайней мере они заявляют, что играют блюз. Но это совершенно другая музыка.
ДЖЕФ: Я их не слышал. Я знаю только Тима Стронга, он же, по-моему, живет в России... В Америке тоже полно групп, которые говорят, что они играют блюз. GF - единственная блюзовая команда в России, которую знаю.
ВОПР: Ты играл с командами в Чехии, Голландии. Можно их сравнить с GF?
ДЖЕФ: Да. Вот в Чешской республике так и произошло, просто подошли ребята и предложили вместе сыграть. Дело в том, что губная гармоника не может быть аккомпанирующим инструментом. Поэтому, где бы я не играл, я был солистом.
ВОПР: Как ты думаешь, GF может иметь какой-нибудь коммерческий успех? Или это та группа, которая будет всегда играть лишь для собственного удовольствия?
ДЖЕФ: Они запросто могут играть в Штатах.
ВОПР: И существовать именно за счет игры?
ДЖЕФ: Да. Они не станут очень богатыми, но прожить смогут. Никогда не знаешь, станешь ли ты богатым, занимаясь такой музыкой.*
ВОПР: Почему бы Гузберам не сорваться и не уехать в Америку? Это реально?
ДЖЕФ: Реально. Только нужны деньги для того, чтобы уехать.
ВОПР: То есть вполне возможен тур GF по Америке.
ДЖЕФ: Конечно.
ВОПР: И локальный успех обеспечен?
ДЖЕФ: Я не знаю. Но я видел своими глазами, что люди, увидев афишу GF, пришли на концерт и им понравилось.
ВОПР: Не лучше ли тогда не ехать в Штаты, где полно такой музыки, а остаться здесь, чтобы пропагандировать ее?
ДЖЕФ: Кто знает? Мне нравится уже то, что блюз и здесь развивается. Хотя я здесь заметил, что меня насильно кормят техно-попом. Это происходит и в Европе тоже. Тем не менее, люди, увидев на афише слово “блюз”, пришли на концерт. Блюз интересен многим.
ВОПР: Несколько общих вопросов. Насколько тебе трудно жить в Челнах в бытовом плане?
ДЖЕФ: Не так уж и сложно, хотя особенности есть. Помогает то, что я немного знаю русский язык. Я могу самостоятельно сходить в магазин. Конечно, я скучаю по дому.
ВОПР: А в культурном плане?
ДЖЕФ: Большие отличия. В Америке очень много разных клубов, команд, и мне здесь очень этого не хватает.
ВОПР: Что теперь нужно делать Гузберам?
ДЖЕФ: Нужно изучать как можно больше музыки. Нужно много играть блюз. Нужно учиться чувствовать блюз. Я думаю, что я сыграю в GF еще несколько концертов. Я думаю, что мы запишемся. И когда я вернусь в Штаты, я попробую отдать это на радио, попробую раскрутить.
 ВОПР.
 
 
* Уже позже Джеф рассказал, как один из его знакомых музыкантов, Robert Cray, звал его, Джефа, в Европу. Набраться опыту, стать известными там и вернуться, чтобы стать богатыми в США. Джеф тогда работал на “военно-лодочном заводе” в Сиэтле и получал 250 баксов в неделю. И вот из-за этих fucking 250 баксов, он отказался. А Robert Cray, по возвращению из Европы действительно стал одним из наиболее ярких представителей американского блюза.
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: