watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №10 - ноя`9830 мая 2013

История народного образования в Набережных Челнах

Фрагменты из до сих пор неопубликованной книги В.В. Ермакова “Обращение к истокам. Очерки истории г. Набережные Челны”

Начало создания системы общего образования можно отнести к концу XVIII века. В 1786 году был опубликован “Устав народным училищам в Российской империи”, согласно которому в стране учреждались “главные” (в губернских городах) и “малые” (в уездных городах) народные училища. “Главные” училища имели сравнительно широкую образовательную программу и должны были готовить учителей для “малых” училищ. В соответствии с “Уставом” в Уфимском наместничестве в 1789 г. было открыто 4 школы – главная 4-классная в Уфе и три малых 2-классных – в Оренбурге, Челябинске и Мензелинске. Эти учебные заведения должны были содержаться на средства Приказа общественного призрения. В самом конце XVIII века в Мензелинской школе числилось 63 ученика.

Первое время развитие образования сосредоточивалось главным образом в уездном центре. В 1817 году в Мензелинске было основано уездное училище, в
1839 г. – приходское. 15 августа 1860 г. было торжественно открыто 2-классное Мензелинское женское училище, где начали обучение 45 учениц. Под руководством учителя и священника они изучали Закон Божий, чтение, арифметику, чистописание, географию, рукоделие.

Постепенно распространяются учебные заведения и в сельской местности. В 1841 г. в Мысовых Челнах Удельным ведомством было открыто мужское училище с двухлетним сроком обучения. Одной из главных задач таких школ была подготовка писарей для сельского управления. Естественно, что крестьянских детей в них нередко приходилось вербовать насильно. В начале 50-х годов в Челнинском училище работало два учителя, обучавших грамоте 25 мальчиков из разных сел и деревень уезда. Финансировалось оно за счет сборов с местных жителей.

С 1 января 1874 г. эта школа в Мысовых Челнах была преобразована в 2-классное училище Министерства народного просвещения. Увеличились средства на его содержание: 945 руб. в год поступало от казны и 354 – от сельских обществ и частных лиц. Заведовал училищем в течение многих лет замечательный педагог Василий Аркадьевич Галанов, получивший образование в Бирском уездном училище. Кроме него в училище работал еще один учитель, а также священник, преподававший Закон Божий, и учитель гимнастики. В 1886/87 уч. году в Мысово-Челнинском училище обучались 73 мальчика.

В 1869 г. в Мысовых Челнах было открыто училище для девочек. Средства на это выделила Мензелинская городская управа. Позднее содержание этого училища взяло на себя уездное земство. В 1886–1887 учебном году в нем училось 30 девочек.

Таким образом, ко времени введения земства (1875 г.) в уезде уже существовала небольшая сеть учебных заведений: 3-классная женская прогимназия, мужская прогимназия и уездное училище в Мензелинске и 26 сельских школ. Источники их финансирования были самыми разнообразными. Например, 12 школ содержались на средства казны, 4 – миссионерского общества, 4 – сельских обществ и т. д. Совокупный бюджет всех школ едва достигал 5 тыс. руб. Лишь пятую часть школьных зданий можно было считать более или менее приспособленными для обучения детей. Остальные представляли из себя либо обыкновенные крестьянские избы, либо церковные сторожки, либо занимали часть помещений волостных правлений. Снабжение школ мебелью, книгами, наглядными пособиями было поставлено из рук вон плохо.

Жалование учителям было небольшое. Лишь в трех школах они получали за свой труд по 300 руб. в год, а в остальных - не выше 100 руб. Кадров учителей катастрофически не хватало. В этих условиях вряд ли вообще можно было говорить о существовании продуманной системы начального народного образования.

Положение начало меняться в период реформ Александра II. В “Положении о начальных народных училищах”, утвержденном 14 июля 1864 г., цель начальной школы была определена довольно узко: “Утверждать в народе религиозные и нравственные понятия и распространять первоначальные полезные знания”. Учебная программа также не отличалась разнообразием: Закон Божий, чтение русское и церковнославянское, письмо, четыре арифметических действия и, где возможно, пение. О продолжительности обучения ничего не говорилось. Вопрос о плате за учение предоставлялся на усмотрение ведомств, содержащих школы. Приниматься на учебу могли дети без различия сословий и вероисповеданий.

Разобраться в системе начального образования, существовавшей в конце XIX – начале ХХ веков, сложно. Она включала в себя следующие школы: министерские (Министерства народного просвещения), земские, грамоты, церковно-приходские, миссионерские, национальные (мектебе и медресе) и др. Остановим внимание на самых важных проблемах развития народного образования.

Начнем с земских училищ. В первые пять лет деятельности земства было открыто в уезде 17 новых школ, расходы на их содержание возросли в 5 раз, а количество учащихся увеличилось почти вдвое.

В деле постройки новых школьных зданий местные помещики оказали существенную помощь. Не остались в стороне от этого благородного порыва и купцы. В
с. Языково, например, помещение для училища было выстроено И. Г. Стахеевым.

Контроль за деятельностью земских школ и организацией им своевременной помощи осуществлял училищный совет, а также инспектор народных училищ. Инспектору уездное земское собрание в 1881 г. установило жалование в размере 1500 руб. в год и предоставило право бесплатных разъездов по территории уезда.

На должности инспектора народных училищ и членов училищного совета назначались авторитетные в уезде люди, прежде всего из числа землевладельцев. Так, в 1881–1882 учебном году инспекционную поездку по земским школам совершил член училищного совета М. М. Останков. Свои выводы и заключения он доложил уездному земскому собранию. Эти сохранившиеся свидетельства дают нам некоторое представление об уровне начального образования в уезде.

Так, по наблюдению М. М. Останкова, Мысово-Челнинское женское училище размещалось в хорошем, добротном доме, выстроенном земством. В школе обучались в трех классах (младшем, среднем и старшем) 32 девочки из Мысовых и Бережных Челнов. При проверке знаний они оставили хорошее впечатление: бойко читали тексты, пересказывали прочитанное своими словами, вполне удовлетворительно решали арифметические задачи. Ученицы старшего класса написали диктант почти без грамматических ошибок. И на экзаменах некоторые из них продемонстрировали отличные знания по всем предметам. В 1881–1882 учебном году здесь успешно закончили курс начального образования 6 учениц.

М. М. Останков считал, что основная заслуга хорошего состояния школьных дел принадлежала учительнице – Анне Михайловне Ардашевой. Она получила домашнее образование, выдержала экзамен на звание учительницы сельских училищ в Казанском испытательном комитете. В школе Мысовых Челнов она работала с 13 октября 1879 г. При этом к своим обязанностям относилась очень ответственно, в общении с ученицами проявляла ласку и терпение, и те отвечали ей взаимностью. Закон Божий в училище преподавал местный священник Н. А. Алфеев. К его работе у М. М. Останкова также никаких претензий и замечаний не было.

В с. Орловке ситуация была иная. Училище здесь располагалось в наемном доме (т. е. в обыкновенной крестьянской избе), состоявшем из двух комнат. И если одна комната еще была пригодна для обучения детей, то посредине второй стояла огромная русская печь, отапливавшая все помещение. Школа в Орловке была смешанного типа. Ее посещали 59 детей – 47 мальчиков и 12 девочек. В ходе проведения экзаменов ученики, в том числе старшего отделения, показали невысокие знания: читали плохо, прочитанного не понимали и пересказать не могли. По письму и арифметике результаты были несколько лучше, но все же далеко не блестящими. Училище очень бедно было снабжено книгами и учебными пособиями.

Отнести эти серьезные недостатки к деятельности учительницы Е. И. Мышкиной было нельзя, так как к моменту проверки она работала в школе лишь две недели (до нее здесь преподавала
И. В. Сергиева). Но и за это короткое время она показала себя энергичным, хорошо подготовленным педагогом, сумела подтянуть детей в учебе. В конце учебного года три ученика даже смогли сдать экзамены за выпускной класс.

Законоучителем в Орловской школе был священник М. А. Виноградов. Он посещал училище аккуратно, и ученики показали удовлетворительные знания по Закону Божию. Зато серьезные замечания были высказаны М. М. Останковым в адрес помощницы учительницы  Т. Я. Кравцевой, занимавшейся с младшим отделением. Знания ее учеников были так плохи, что в среднее отделение по итогам года смогли перейти только 5 человек из 35 обучавшихся. По предложению М. М. Останкова, поддержанному уездной управой, Т. Я. Кравцева оставила школу, и вместо нее была принята на работу другая помощница.

Боровецкое училище размещалось в просторном здании, построенном на средства земства в 1879 г. Однако летом 1882 г. во время пожара, уничтожившего почти все село, сгорело и школьное здание. Оно было застраховано, поэтому на страховые деньги немедленно начало отстраиваться новое здание училища. В 1881–1882 учебном году в Боровецкой школе обучались 59 детей – 49 мальчиков и 10 девочек. С самого основания училища в нем работал в качестве учителя А. М. Шулятиков. Долгое время никак не удавалось подобрать ему помощника. Тем не менее при проверке ученики показали удовлетворительные знания. По окончании 1881–1882 учебного года успешно сдали экзамены и получили свидетельства об окончании училища пять мальчиков и одна девочка. Боровецкое училище называлось еще и ремесленным, так как детей здесь дополнительно обучали некоторым специальностям.

Проджолжение следует.

Некоторые другие фрагменты книги публиковались в №№ 2-4.

Ваш комментарий:

Авторизоваться: