watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №2 - фев`9829 мая 2013

Манифест эссеиста

Essai (франц.) - букв. опыт.
Такое толкование даст вам французско-русский словарь.
Эссе — литер., жанр критики, публицистики и др. — прозаический этюд, представляющий в непринужденной форме общие или предварительные соображения о каком-либо предмете, или по какому-либо поводу, нередко случайному.
Так говорит «Современный словарь иностранных слов» 1992 года. «Словарь иноязычных выражений и слов» Бабкина и Шендецова французское essai переводит как: «очерк научного или публицистического характера».
А английское essay переводит в двух вариантах, первый аналогичен французскому, а второй просто — «очерк, этюд».
И тут же приводится пример использования именно этого толкования Вл. Лазуром в книге «Английская журналистика XVII в.»: «Эпоху в истории английской журналистике составили листки Стиля и Аддисона, в которых они, начиная с 1709 года, стали вырабатывать особый вид этюда (essay), изо дня в день дававшего публике самое разнообразное чтение в интересной литературно обработанной форме». И, наконец, словарь Брокгауза и Ефрона: «небольшой очерк, дающий сжатое изложение какого-нибудь вопроса; название впервые употреблено Монтенем («Essays» 1650), особенно утвердилось в английской литературе, где введено Бэконом».
Ну и, соответственно, эссеист — человек, литератор разрабатывающий жанр эссе.
Таково это краткое, но обворожительное слово, имеющее простое, но настолько всеобъемлющее значение — ОПЫТ.
Здесь было бы вполне уместно пояснить, что под опытом подразумевается не лабораторный эксперимент (хотя, это значение опыта я еще не однократно использую), но более глубокий житейский (либо философский) смысл.
Итак, эссе — очерк, этюд, литературный опыт. Литературный жанр.
Художник рисует то, что видит, представляет, вооброжает, фантазирует. Музыкант играет то, что слышит. Актер — то, что чувствует. Ученый — то, что знает (или пытается узнать). Большая часть писателей сродни художникам, музыкантам или актерам, они пишут то, что видят, слышат, чувствуют, вооброжают. Но эссеист больше напоминает ученого, — его размышления сродни началу исследований. Некие факты (аксиомы), далее обнаружение между ними логических (либо алогичных) связей, и некий вывод, который можно обозвать формулированием теоремы (которую еще надо доказать, либо опровергнуть). И все это не на фоне чьих-то жизней, событий, но лишь следуя тонкой линии собственной мысли, рассуждения, измышления. В отличии от писателя-художника, эссеист с самого начала не ведает — куда-то приведет его дорога размышлений. Финал эссе может быть совершенно неожиданным не только для читателя, но и для самого исследователя. Но это не значит, что эссеист не знает, что такое план, что он идет на поводу своих идей. Нет. Как настоящий ученый, эссеист должен предугадывать события на один шаг, он должен не знать, но догадываться, представлять куда заведет его смелый эксперимент, он обязан подчинить свои чувства разуму (но никак не отказаться от них!), стремясь к позитивному результату (что, конечно, не исключает ошибки и заблуждений, но это отдельная тема). И, тем не менее, мысль эссеиста имеет большую свободу. Она парит не как самолет, но как планер, пользуется восходящими и нисходящими потоками, воздушными подушками, рельефом местности. Ас-планерист (так же, как и виртуоз-эссеист) может, даже, выполнять фигуры высшего пилотажа. Конечно, планер (мысль) не имеет такой скорости, как Су-29, не сделает «кобру» или падение на хвост, как МиГ-35, не поднимет на борт сотни тонн груза, как «Руслан» или «Антей», но, планер (как и мысль) дает упоительное ощущение свободы, великую радость власти над пространством, именуемым жизнь.
Конечно, эссеист только теоретик, он приводит примеры, доказательства, опыты совершенные другими. Он не имеет права моделировать ситуацию, как рассказчик, романист, драматург. Он не имеет права выдумывать образы, как поэт или сказочник (разве, что самую малость). Но лишь эссеист в нескольких строках раскроет суть толстого романа, разгадает замысловатый узор стиха или притчи, и пропоет гимн человеческой мысли (и чувству!) оперируя сухим языком фактов и рассуждений.
И все же, эссеист — физик и лирик в одном лице. Говоря о науке он пользуется поэтическими понятиями, говоря о поэзии использует язык формул и цифр. В его формулировках есть четкий ритм, в его рифмах есть определенная система, и все это называется его опытом.
У эссеиста одна большая ответственность, он не может физически лгать, даже если мысль подводит его к нежелательному для него выводу, он обязан зафиксировать его и принять. Честность перед самим собой и своим читателем основопологающая аксиома эссеиста. Но это не божья кара покусившегося на власть чувства, а привелегия человека думающего.
Манифест должен заканчиваться призывом. Не обойдусь без этого и я.
Эссе — это опыт, и наши размышления над ним. Но у каждого свой опыт, своя жизнь, свои эксперименты, приводящие, иногда к различным результатам. Когда падает яблоко на голову, кто-то подумает о боли, кто-то найдет в этом юмор, кто-то подумает, что осень близко, кто-то о силе тяжести, кто-то о женщинах. Главное, что возникает некая мысль, которая решает задачу и ставит новую (отодвинуться, снять кино, купить пальто, жениться, создать теорию всемирного тяготения). Так вот, будьте эссеистами в самом широком смысле (не обязательно сразу же приступать к сочинению семитомного труда «Опыты», как Монтень, или создавать свою концепцию развития науки, как Бэкон). Просто, чаще думайте, размышляйте, делайте выводы и поступайте сообразно с ними. Хорошо, если эти мысли, облеченные в некую форму, приобретут своего читателя, а нет, так Бог с ними, лишь бы они возникли (закон сохранения энергии помните? ничто не исчезает бесследно). Давайте думать, и лучше всего думать по разному.
 
О солнце и луне
Луна и солнце являются небесными светилами. Первая — планетой, второе — звездой. Луна светит по ночам, солнце — днем. Разные, вроде, вещи. Луна вращается вокруг Земли, Земля, в свою очередь, вместе с ней вокруг солнца. Без солнца не было бы, вероятно, на Земле жизни, есть такое предположение. Без луны земная жизнь обошлась бы. Но вот, возьмем, к примеру, поэта. Тому (и это несомненно, всякие исключения не в счет) без луны никакой жизни, а на солнце ему начихать, он днем спит. То же можно сказать и про грабителя. Без луны ему совсем темно грабить было бы. А вампиры, для этих солнце вообще — смерть. Так что, всякому овощу свою грядку. Только бывает так, выйдет поэт стих творить, тут его грабитель хвать, поэт унижен и оскорблен, до стиха ли тут? Но и грабителю не сладко, морального удовлетворения никакого, материального еще меньше, что с поэта взять. Идет он себе, обиженный, тут его раз, вампирчик, будьте любезны. А у грабителя от досады кровь в желчь превратилась, готово, у вампирчика несварение желудка, опять же. Скрючит его, бедного, выворотит, тут его поэт и увидит, и такую сволочную рифму выдаст, что мама не горюй. Прочтет это бледный вьюноша со взором горящим, посмотрит в окно с восьмого этажа, да и повесится от тоски безысходной. Одна только мама его будет горевать, потому как никому-то он был особенно не нужен. Вот такая грустная история, а вы говорите солнце, луна... Думать надо, что говорить-то.
 
О любви
Есть некая (довольно многочисленная, к сожалению) категория людей, при слове любовь вспоминающая текст глупой песенки — «... о любви не говори, о ней все сказано...», и т. д. (Существуют, конечно же, и другие люди, тех еще больше, которые про «любовь» думают, что это синоним секса, или же презрительно кривят рот, вспоминая дешевые мелодрамы и сериалы, но о них я говорить не хочу, это просто жалкие, обделенные люди.) Насколько уместно и верно сокрытие своего чувства? Правильно ли поступают прячущие себя в себе, или в иронии, или в цинизме? Казалось бы, ответ сам собой напрашивается, конечно — нет. Но вот возьмем, к примеру, поэта. У того же семь пятниц на неделе, сегодня любит одну, завтра вторую, послезавтра, вообще, меняет сексуальную ориентацию и влюбляется в соседа (и, опять же, исключения не в счет, они только подтвердят истинность этого заявления). А грабитель, профессия у него стыдливая, да и сам он человек порядочный, и если уж полюбит, признаваться никак не должен, чтобы не порочить имя любимое своим соседством. То же со всякими вампирчиками, тем совсем беда, полюбишь, бывало, начнешь признаваться, тут тебя зов крови и потянул, раз и нет любимого человека, трагедия. Так что страшная это штука — любовь, и в каждом конкретном случае нужно, опять же, что? Думать! А вывод — семь раз влюбись, один раз признайся, и то лучше всего потом, как факт давно свершившийся, да уже и позабытый.
DM БорисOFF

Ваш комментарий:

Авторизоваться: