watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №3 - мар`9829 мая 2013

Метаморфозы премудрого фарисея

ОТ РЕДАКЦИИ. Наш внештатный критик комрад Андрей Москвин одним из первых занял солнечное местечко на лодочном причале, избрав непыльное и неприбыльное дело: обсуждать и осуждать действия каких-либо деятелей. При определенной сноровке это не составляет особого труда, но требует все же смелости и эрудиции. Кроме того, у некоторых людей критика вызывает стремление ознакомиться  непосредственно с предметом критики. Ну и, конечно, любое, тем более такое красноречивое, выражение своего мнения всячески приветствуется редакцией ЛП. Хочется лишь предупредить тех читателей, которым не довелось ознакомиться с трудом Виктора Сосноры “Александрийцы”, опубликованным в №№ 1 и 2 газеты ЛП, что автор нижеприведенного материала затронул лишь одну сторону проблемы, поднятой поэтом. Я бы даже предложил такой подзаголовок: “Не мы одни сидим по уши в дерьме, и не делайте из это культ!” АВ
 
Сколько лет приучали нас к незыблемости печатного слова. “Написанное пером не вырубишь топором”, - говорили нам. Написанное вообще не вырубишь. (Написанное ведь не телевизор или магнитофон какой-нибудь). За времена социализма мы привыкли верить каждой букве в газетах. С подобными предрассудками в голове я читал статью Виктора Сосноры “Александрийцы”. И что же я обнаружил?! Оказывается вся русская история - сплошное дерьмо, русская культура - туфта, а православие (или “православянизм”, как его называет автор) - разновидность дикого язычества. Все это, естественно, ввергло меня в уныние. Ну как же после этого быть русским, жить в России и исповедовать православие?!
Вот к примеру французы - высококультурная нация! Католичество - строгая и солидная вполне религия. Ну а культура - Жан-Жак Руссо, Вольтер, Мане и его почти однофамилец Моне... Ах мама, мама! Что же ты меня французом-то не родила?!
И я себе живо представил, что я не русский Андрей Москвин, а самый настоящий француз Андрэ де Моску. Сижу я в Париже в летнем кафе на берегу Сены, пью мартини и веду неспешную беседу с соседями по столику о величии Франции.
Но тут подходит ко мне Виктор Сосноруа (эдакая разновидность В. Сосноры), да и говорит человеческим голосом (по-французски, разумеется):
- Вот Вы, мусье де Моску, говорите о гуманности французов, но Вы забываете о французской революции 1789 года. Вы забыли, как “благовоспитанные французы расправлялись со своей аристократией. Людей просто, pardon, резали, как свиней, выбрасывали в окна, не жалея ни детей, ни дам.
Я конечно же возмутился:
- Позвольте, мусье Сосноруа, но это ведь просто нелепое исключение! Издержки, так сказать. А вы зрите в корень - насколько были гуманны и величественны наши короли...
Сосноруа, криво ухмыльнувшись, перебил меня:
- Конечно! Вспомните Карла Девятого, который в Варфоломеевскую ночь в окно палил из мушкета по своим верноподданным.
- Ну уж если Вы заговорили о мушкетах, - поймал я быстролетную мысль, - то Вы ведь не будете отрицать военный гений французской нации. Взять хотя бы Наполеона...
- Мусье, но Вы ведь помните чем кончил Наполеон, ну а Первая и Вторая Мировые войны! Если б не русские и американцы, то нам с Вами пришлось бы учить немецкий язык.
- Ну а церковь, а культура! - пытался я робко возразить.
- Какая культура, мусье?! Американские фильмы и французские надписи на заборах?! А католичество дало лишь кровавые крестовые походы и инквизицию - всемирное позорище. А римский папа Бонифаций Восьмой, которого стащили с трона за бороду...
Я почувствовал себя неуютно. Нетушки! Быть французом я больше не желаю! Но вот немцы - порядок, пунктуальность, философский склад ума, баварское пиво, бронированные “Мерседесы”, Гете, Ницше, Люфтганза...
Вот я и немец. Андерс Москер. Сижу в мюнхенской пивной. Пью славное баварское пиво из большой кружки, пою песенку “Лили-Марлен”, обняв за плечи братанов-бюргеров. Короче, наслаждаюсь сложившейся ситуацией. И тут ко мне подходит хмурый Вольфганг Сосенштайнер (германский прототип известного нам гражданина) и нагло так заявляет:
- Ты вот пиво лопаешь, а я б на твоем месте от стыда бы сгорел!
- Почему же это?! - естественно возмутился я, - Я немец и горжусь этим!
- Ах, значит ты, подонок, гордишься концентрационными лагерями Гитлера и чемоданами из человеческой кожи?!
- Но, герр Сосенштайнер! Гитлер, конечно же, фашист (кто же с этим поспорит, с этим, вполне возможно, он и сам бы согласился), но вы же не будете отрицать мощь немецкого оружия, наш воинственный дух?!
- Да уж! От Наполеона мы бежали, аж пятки сверкали. А русской армии лишь каприз Петра Третьего помешал в конце 18 века победоносно войти в Берлин!
- Позвольте! - возмутился я, - А великая немецкая культура как же?!
- От очага великой немецкой культуры культурные люди почему-то разбегаются, как черт от ладана. Почему уехали в свое время  из Германии Ремарк и Брехт?! А почему все новомодные немецкие группы поют по-английски? Не подскажете? Хиреет родной немецкий язык!
- А как же наша выдающаяся религия, наш несокрушимый Мартин Лютер?!
- А что дало миру это протестантство?! Лишь череду религиозных войн. А все из-за чего?! Неужели Богу не все равно - по-латыни или по-немецки его славить, да и надо ли - вот великий гражданин Германии Гейне так про Христа сказал: “Некоторые духовные насекомые испускают вонь, если их раздавить. Таково христианство: этот духовный клоп был раздавлен 1800 лет назад, а до сих пор отравляет воздух нам...”
...Вы только посмотрите на меня! Ну какой же я немец?! Нет! Я американец, и зовут меня Эндрю Маус-Квин. Я восседаю на стадионе в городе Феникс, штат Алабама, за щекой у меня три пачки бубль-гума, в руках бутылка кока-колы. Я наблюдаю матч по бейсболу (величайшая американская игра, основным достоинством которой можно считать то, что кроме американцев в ней никто ничего не смыслит). Вдруг я слышу:
- Нello, мистер Маус-Квин. Вижу Вы испытываете гордость, глядя на эту глупую забаву!
Вы наверное уже догадались - это мистер Винсент Соснертон.
- Бейсбол - это гордость американского народа и причем не единственная.
- Ну а чем мы еще можем гордиться?! Истреблением индейцев?! Войнами во Вьетнаме и в Корее, закончившимися нашим поражением?! Работорговлей?! Ирангейтом?! Сексуальными похождениями нашего президента?!
... Кем я только себя не представлял, но всегда с дурацкой ухмылочкой ко мне подходили сеньор Сосноротти или пан Сосноровски, Сосноридзе или Сосноруллин, Соснореску или Соснорович и все мои мечты втаптывал в грязь. Но я не сдавался.
... Дикий островок Полинезии. Я, отдыхая после охоты на кроликов, лежу у отвесной скалы на теплом берегу Тихого Океана и с умилением рассматриваю наскальную живопись моих предков. И тут появляется он. Я его сразу узнал: с золотым кольцом в носу и с многозначительной усмешкой под ним. Он хотел что-то сказать, но не успел - копье, брошенное мной попало в цель.
Андрей Москвин
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: