watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №2 - фев`9829 мая 2013

НЧ-культура: сто лет назад

Фрагменты из пока неопубликованной книги В. В. Ермакова “Обращение к истокам. Очерки истории г. Набережные Челны”
 
БИБЛИОТЕКИ
Центральное место во внешкольном образовании детского и взрослого населения уезда занимали библиотеки. Вначале это были библиотеки при школах и училищах. С течением времени они получили право выдавать книги не только учащимся, но и всем желающим. Однако школьные библиотеки были небольшими и не могли удовлетворить резко возраставшие потребности людей в чтении. 
В 90-е годы в уезде начинает возникать сеть публичных библиотек (см. таблицу). Одной из первых (7 февраля 1893 г.) была создана бесплатная публичная библиотека в Мензелинске. Она была основана на частные средства, собранные по подписке бывшим учителем городского училища Д. Е. Пушковым. Уездное земство в первый же год ассигновало на содержание и развитие библиотеки 200 руб., продолжало и в дальнейшем поддерживать ее. С 1906 г. размер пособия увеличился до 600 руб. Все это время делами библиотеки занимался Д. Е. Пушков, так как средств на содержание библиотекаря не было. В 1907 г. он передал библиотеку уездному земству. В последующие годы, благодаря поддержке властей и помощи частных лиц, Мензелинская библиотека стала массовым просветительным учреждением, обслуживавшим население не только города, но и всего уезда. 
На открытие библиотеки в Набережных Челнах (ей с самого начала предполагалось присвоить имя А. С. Пушкина) уездное земство выделило 200 руб. еще на 1899 г. Однако фактически она начала работать в декабре 1904 г. На ее содержание, покупку книг, газет и журналов земством отпускалось 300 руб. в год. Своего здания библиотека не имела и размещалась на берегу Камы, в доме Баутина. Не было при ней и оплачиваемой должности штатного библиотекаря, поэтому долгое время библиотека работала нерегулярно, с большими перебоями. С 13 августа 1908 г. по 13 декабря 1909 г. то есть в течение 16 месяцев, библиотека была закрыта. В этот период пропали или были испорчены многие книги, а также стулья, лампы и т. п. 
В 1910 г. Челнинскую библиотеку им. А. С. Пушкина приняла жена заведующего местной больницей Н. В. Чуфаровского – Л. Ф. Чуфаровская. Ее стараниями ситуация быстро изменилась. Бюджет библиотеки был увеличен до 600 руб. Кроме того, на ее нужды поступили пожертвования частных лиц, сборы от спектаклей и концертов. На собранные деньги было закуплено много новых книг, выписаны газеты и журналы. На 1914 год, например, в читальный зал Челнинской библиотеки было выписано 12 наименований журналов (“Русское Богатство”, “Заветы”, “Современный мир”, “Нива”, “Вестник Европы”, “Солнышко”, “Вокруг Света”, “Природа” и др.) и 5 наименований газет (“Русское Слово”, “Биржевые Ведомости”, “Уфимский Вестник”, “Камско-Волжская Речь”, “Вятская Речь”). Литература, представленная в библиотеке, была самого разнообразного содержания. Здесь были книги художественные, общенаучные, философские, исторические и т. д. Выделялась библиотека среди других большим выбором детской литературы (200 экз.). Соответственно и контингент читателей был самым разнообразным. 
Первое время не только Челнинская, но и многие другие библиотеки уезда работали с большими трудностями. Например, на годовой оклад библиотекаря в 180 руб. практически невозможно было найти образованных и добросовестных людей, поэтому библиотечное дело в значительной мере держалось на энтузиастах. 
Положение несколько изменилось в 1913 году, когда дело внешкольного образования населения (в том числе библиотечная сеть) было передано в ведение губернского земства. Годовое жалование заведующих библиотеками было увеличено до 480 руб. В том же 1913 г. библиотеки в Челнах, Заинске, Шугане, Акташе были преобразованы в разряд районных библиотек. Кроме того, открылась библиотека для нерусского населения в дер. Мастеевой (Байсаровской волости). 
В 1914 г. были преобразованы в разряд районных библиотеки в Ильбухтино, Афонасове и Матвееве, готовились к открытию одна библиотека для русского населения (в Бетьках) и две – для нерусских (в Поисеве и Старой Кашире). На их открытие было получено согласие Уфимского губернатора. Для подготовки кадров заведующих библиотеками губернское земство летом 1914 г. организовало двухнедельные курсы по внешкольному образованию, на которые были приглашены опытные лекторы. 
Практически все библиотеки уезда размещались в наемных зданиях (кроме Заинской, которая располагалась в помещении Попечительства о народной трезвости). Они имели, как правило, две комнаты. Одна использовалась под книгохранилище и для выдачи книг, а вторая – под читальный зал. Благодаря стараниям заведующих во всех библиотеках имелись инвентарные книги и систематические каталоги, для регистрации читателей и контроля за выдачей книг была введена система учетных карточек. 
В читальных залах посетители могли пользоваться газетами и журналами. Была представлена и справочная литература, в частности, энциклопедические словари Павленкова. В библиотеках для мусульманского населения (Адаевской, Биклянской, Ташлыкской, Шикмамаевской) помимо некоторых русских изданий выписывались газеты и журналы на родном языке – “Юлдуз”, “Турмум”, “Щуро”, “Вакт”, “Мектеб”. Эти издания имелись и в Мензелинской публичной библиотеке. 
Часто библиотеки не могли удовлетворить потребности населения в книгах, газетах и журналах, так как спрос на них был очень большой и продолжал возрастать. Во многих случаях для знакомства с хорошими книгами и периодическими изданиями люди преодолевали расстояния в десятки верст, добирались и до уездного центра. Наибольший наплыв читателей наблюдался с октября месяца, когда заканчивались основные сельскохозяйственные работы. Для детей были установлены специальные часы приема, чтобы они не мешали взрослым заниматься в читальных комнатах.
Кроме того, народ нередко заходил в библиотеки для того, чтобы купить там недорогие книги. Благодаря деятельности прогрессивных издателей (И. Д. Сытина, Ф. Ф. Павленкова и др.) в первые десятилетия ХХ века был налажен массовый выпуск таких изданий, пользовавшихся большой популярностью во всех уголках России. С разрешения властей торговля книгами производилась при Челнинской, Заинской, Акташской, Шуганской и Мастеевской библиотеках. Снабжение ими было организовано через губернский и уездный книжные склады. 
В селениях уезда был открыт и целый ряд специализированных книжных магазинов. В Набережных Челнах это были магазины 
А. Д. Мельникова, З. М. Муллина и А. М. Вилкова, в Мелекесе – 
И. П. Петрова, в Заинске – И. И. Феофилова и И. С. Кенарского, в Акташе – И. К. Спиридонова. Наибольшим спросом пользовались книги по сельскому хозяйству, пчеловодству, а также художественная литература. 
Для взрослого и юношеского населения в уезде проводились народные чтения. Они начали практиковаться в стране еще в 70-е годы ХIХ века как средство противодействия революционной пропаганде. Однако в дальнейшем они все больше приобретали широкий образовательный характер. Перед первой мировой войной народные чтения организовывались в Набережных Челнах, Новотроицке, Суровке, Ильбухтине, Кырныше, Гордалях, Бутах и т. д. Темы чтений определялись в соответствии с запросами местного населения. Взрослых, например, очень интересовали вопросы, связанные с агрономией и вообще с сельским хозяйством. На некоторые из этих чтений собиралось по 150–200 чел. После окончания мероприятия обсуждение избранной темы продолжалось в форме свободной беседы, обмена мнениями. Все чаще при проведении народных чтений стали использоваться наглядные пособия, приборы, в том числе так называемые световые (или теневые) картины. Они вызывали настолько живой интерес, что уездное земство нашло деньги для приобретения нескольких спиртокалильных ламп “Сириус” и комплектов “теневых картин”. Они предназначались прежде всего для проведения народных чтений в Набережных Челнах, Бетьках и Афонасове. 
 
ТЕЛЕФОН
В октябре 1911 г. на уездном земском собрании было принято решение о начале работ, открыт кредит в сумме 32 тыс. руб., разрешен заем в пенсионной кассе губернского земства. Член Мензелинской земской управы М. В. Пеньковский в Елабуге вел переговоры с инженером-механиком Ф. В. Стахеевым об условиях строительства в уезде телефонной сети. Стоимость версты проводов при оцинкованной проволоке была определена в 75 руб. 56 коп. (без учета стоимости столбов), а для всей линии Заинск – Святой Ключ – Актаныш – в 40 тыс. руб.
Затраты эти показались земской управе чрезмерными, и она начала поиск других подрядчиков. “Акционерное общество телефонных сооружений” в Москве выразило готовность взять на себя постройку телефонной сети в уезде “согласно всех правил и усовершенствований современной техники”. При этом соглашалось сделать это на 8 тыс. руб. дешевле, чем требовал Ф. В. Стахеев. 
38-е уездное собрание (ноябрь 1912 г.) дало разрешение управе на заключение соглашения с Московским акционерным обществом, причем не только на сооружение так называемой северной линии (Заинск – Актаныш), но и на телефонизацию всего уезда. Немедленно была начата и заготовка столбов. 
Однако в феврале 1913 г. договор был заключен все-таки с Ф. В. Стахеевым. То ли Московское общество изменило свои первоначальные условия, то ли Ф. В. Стахеев в каких-то вопросах пошел навстречу земству, но строительство телефонной сети было поручено именно ему. Думается, что земство не ошиблось в выборе подрядчика. Всю весну, лето и начало осени 1913 г. в уезде продолжалась интенсивная работа. К ноябрю основные условия контракта были выполнены. Общая длина телефонной сети составила 378 верст (с участками: Мензелинск – Азякуль – Актаныш; Мензелинск – Кузембетево – Набережные Челны; Кузембетево – Останково – Нуркеева – Карамалы – Шуган; Нуркеева – Заинск – Акташ – Кузайкина; Заинск – Афонасово – Святой Ключ), а протяженность проводов – 710 верст. Для приемки сети была создана комиссия в составе инженера из С-Петербурга А. А. Вагина, уполномоченного от Ф. В. Стахеева инженера-электрика С. А. Введенского, членов уездной управы Н. И. Мазуревского и М. В. Пеньковского. Несмотря на наличие ряда недоделок, работа была признана удовлетворительной. Основываясь на выводах комиссии, земская управа 9 декабря 1913 г. постановила: “Открыть с 10-го сего декабря действие телефонной сети”. Эту дату, видимо, и надо считать датой основания челнинского телефона. 
Общие расходы на сооружение уездной телефонной сети составили 64,2 тыс. руб., в том числе выплаты Ф. В. Стахееву – 42,9 тыс. руб. Последнему, кстати, было уплачено только 25 тыс. руб. Земство изыскивало возможности как можно скорее погасить долг, так как за просрочку начислялось пени 6% годовых. 
В дальнейшем телефонная сеть продолжала расширяться. Выяснилось, например, что из-за большой интенсивности разговоров между Мензелинском и Набережными Челнами однопроводная связь между ними совершенно недостаточна. По этой причине в 1914 г. от Кузембетевой до Челнов был подвешен второй провод. 
Почти одновременно с этим установилась телефонная связь с Елабугой. И здесь надо сказать добрые слова о руководстве торгового дома “И. Г. Стахеев и сыновья”. Оно предоставило земству возможность (безвозмездно!) пользоваться принадлежавшим ему телефонным кабелем от Святого Ключа через Каму и дальше до Елабуги. В имении Святой Ключ была оборудована телефонная станция. 
Телефонные станции возникли также в Карамалах, Останкове, Заинске, Акташе, Афонасове, Азякуле, Такталачуке, Нуркееве и Набережных Челнах. Вначале они размещались в волостных правлениях. Однако стоявшие там постоянно шум, толкотня очень сильно мешали работе телефонисток, поэтому в скором времени станции были переведены в специальные помещения. Для обслуживания телефонной сети возник штат служащих – электромонтеров, телефонисток, рассыльных при телефонных станциях и т. п. 
Пользование телефоном было отнюдь не бесплатным и, надо заметить, удовольствием весьма дорогим. Тариф был такой – 15 коп. за каждые 5 мин. разговора. В Набережных Челнах вначале имелось около 40 абонентов. Годовая плата за телефон была довольно высокой – 77 руб. Можно было платить и поразговорно. В этом случае на ближайшей телефонной станции вносился аванс от 5 до 15 руб., из которого и производили вычет платы за разговоры. Как только сумма аванса исчерпывалась, делался следующий взнос. Во всяком случае, абонентам строго запрещалось допускать к установленным у них телефонным аппаратам посторонних лиц. 
Несмотря на то, что круг пользователей телефоном был в первые годы еще не очень широк, все же введение этого вида связи было большим шагом вперед. Упростились контакты между людьми, возрос объем получаемой информации. Да и в целом жизнь сельчан стала (хотя бы ненамного) более удобной и цивилизованной. 
 
КИНЕМАТОГРАФ
Незадолго до начала первой мировой войны в Набережных Челнах был открыт и кинематограф. Это произошло 26 января 1914 года. Предприятие это было частное и принадлежало крестьянину Мензелинской волости А. В. Аббакумову. Открывая кинематограф в Челнах, он надеялся не только поразить местных жителей диковинными зрелищами, но и получить прибыль. Однако коммерческие надежды оказались призрачными. Как писал А. В. Аббакумов 21 июля 1915 года в I Раскладочное Присутствие, его предприятие “до сего дня окромя убытку ничего не приносило” и “естли я еще не остановил дела, то в чаянии в будущем возвратить хотя бы часть понесенных мною убытков”. Сказалось, в част¬ности, то, что в условиях военного времени людям было не до развлечений. Тем не менее в памяти потомков имя А. В. Аббакумова может и должно сохраниться, как имя основателя в Челнах самого популярного ныне вида искусства. 
 
ТЕАТР
В предреволюционные годы имелся в уезде и первый опыт театральных постановок. В Набережных Челнах и Заинске были помещения, в которых время от времени устраивались спектакли. В качестве актеров выступали представители местной интеллигенции. Подбор пьес носил по большей части случайный характер и обусловливался творческими силами и возможностями самодеятельных актеров. Естественно также, что постоянно не хватало костюмов, грима, париков, материала для декораций и прочих необходимых для существования театра вещей. 
Вход на спектакли был платным. Билеты стоили довольно дорого, поэтому посещали театральные постановки люди с достатком. Рядовому же крестьянину приобщение к театру было явно не по карману. Правда, в Заинске был опыт устройства крестьянских спектаклей. Там была сформирована даже актерская труппа из крестьян, которая время от времени осуществляла (за умеренную плату) самостоятельные постановки. Признавая за народным театром огромное воспитательное значение, земство изыскивало возможности придти ему на помощь. 
 
ДК
Заботясь о повышении культурного уровня народа, губернское земство перед самой войной запланировало построить в каждом из шести уездов по одному народному дому. Эта акция осуществлялась земством в память великого русского писателя Л. Н. Толстого. Народные дома замышлялись как центры культурной жизни обширной территории и должны были включать в себя художественную галерею, библиотеку, общеобразовательные курсы для взрослого населения, кинематограф, народный театр, музей наглядных пособий. В Мензелинском уезде местом размещения такого народного дома были избраны Набережные Челны. 
Этот очаг культуры решено было построить непременно каменным, поэтому требовались немалые средства. 7 мая 1914 г. губернская земская управа перечислила на его строительство 5 тыс. руб. Такая же сумма была гарантирована и со стороны уездного земства. Кроме этого, в Челнах имелась возможность дополнительного использования около 2 тыс. руб. частных пожертвований. 
С Удельным ведомством удалось договориться об аренде за умеренную плату участка земли в 1800 кв. саж., сроком на 24 года. Для организации строительства и закупки необходимых материалов 21 июля 1914 г. была создана комиссия, куда вошли уважаемые в Челнах люди – Н. Ф. Тихомиров, Д. И. Бушмакин и Н. Я. Кибардин. Казначеем всего этого дела был избран Г. С. Халфин. Уже в 1914 г. приступили к закупке строительного камня, заготовке строевого леса. Непосредственно к строительству народного дома было решено приступить в следующем – 1915-м году. Однако осуществить замысел помешала  первая мировая война. 
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: