watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №12 - янв`9911 июня 2013

Порно-тезисы

1. Неудобно признавать порнографию. Неудобно признаваться в том, что смотришь порнографию. Неудобно смотреть порнографию в присутствии других. Неудобно говорить о порнографии, обсуждать ее, придавая ей тем самым то же значение, что и другим фильмам. Удобно смотреть порнографию в одиночку или с партнером и не слишком распространяться об этом.
2. О порнографии же нужно говорить как о культуре. Не в том смысле, в каком всякое произведение человека, в крайнем случае, можно признать не отсутствием культуры, а “такой культурой”. О порнографии необходимо говорить как о культуре в самом прямом и изначальном смысле этого слова.
3. Порнография сделала два завоевания всемирно-исторического значения. 1) Порнография распространила общечеловеческую культуру процесса секса, преодолевая любые ограничения образования и национальных культурных запретов. Подобно музыке и живописи, порнография - интернациональный язык, почти не требующий перевода. 2) Порнография визуализировала секс, придав ему внешний облик наблюдаемого произведения, чего в половом акте человек лишен по двум причинам: он не может чисто пространственно себя наблюдать со стороны и, во-вторых, сильно и захваченно страстно вовлечен в процесс, чтобы быть в состоянии насладиться красотой происходящего с ним и его партнером.
4. По поводу Барта. В порнографии нет монотонности (Барт о де Саде). Если вы видите монотонность, то вы не на то смотрите. Для неразвитого слуха - джаз просто какофония, рок - громкий шум, тем не менее, они стали культурой, ибо были в состоянии создать своих слушателей. Порнография должна создать своего зрителя, видящего не монотонность, а нечто иное.
5. Против Бодрийяра. Порнография не есть совращение. У порнографии нет сюжета, порнография не событийна в смысле внешнего рационально постигаемого события. Именно поэтому у порнографии нет автора, нет субъекта, могущего как автор осуществлять совращение. Совращающий, осуществляющий совращение при помощи порнографии, и есть совратитель; но автор, участники порносъемок (порноиздания) не есть совратители. Порнография не вмещает и не создает внешних событий; ее событие внутреннее, и ее автор - тот, кто смотрит порнографию сам или совращает при помощи ее предполагаемого партнера.
6. Порнография появляется не в момент полового акта, не в момент съемок полового акта, не в момент предоставления ее к общественному доступу (размещения в магазинах для покупок), но в момент просмотра зрителем-автором. Если зритель есть автор, то автор чего?
7. Содержание порнографии, таким образом, не в движениях тел, не в преподаваемой технике исполнения секса, не в сопутствующих разговорах и любовном сюжете, переводящих ее в разряд эротики. Чистое содержание порнографии - чувственная интенция передачи полового возбуждения. Не больше, но и не меньше. Порнография есть предметное выражение полового возбуждения в виде чувственной интенции, потенциально предоставляющейся до востребования, где само возбуждение в конечном итоге создается зрителем добровольно или поставляется совращающим посредством порнографии совращаемому принудительно. Именно принудительность совращающего делает ситуацию совращением, что к порнографии не имеет отношения.
8. В этом смысле порнография подобна огнестрельному оружию. Его можно купить добровольно или быть вынужденным купить, но к самому оружию это не имеет отношения. Свобода есть право иметь собственную волю. Все достойно взгляда на него. Все достойно мысли о нем. Все достойно слова о нем. Все достойно поступка, вмешивающегося в него. Культура есть средоточие условий того, куда будет взгляд, какие будут мысли, какие слова, какие поступки. Культура лишь средоточие условий, но не диктат направлений или ограничений относительно взглядов, мыслей, слов, поступков. Допуск порнографии (как и оружия, проституции, наркотиков и т.п.) - пробный камень зрелости культуры.
9. В своем чистом содержании порнография ситуативна для автора-зрителя. В неподходящем настроении, вне ситуации, предполагающей половое возбуждение, в случае, когда совращаемый не дает хотя бы молчаливого согласия на совращение, порнография отторгается и не принимается к просмотру-чтению... Ее интенциональное содержание имеет направленность именно до востребования, она сама по себе не имеет принудительного характера. Принудительность создается лишь людьми, включающими ее как средство совращения, подобно этому оружие не есть само по себе насилие.
10. Ситуативный характер интенции порнографии делает бессмысленным ее преследование со стороны государства по двум причинам. 
1) Безрезультатность преследования: наличие востребования создает предложение чувственных интенций. 
2) Саморегуляция и самоограничение порнографии обществом без участия государства: она потребляется лишь ситуативно (выносится в отдельные каналы, магазины и т.п., где выбор времени и количества потребления доброволен), а факты совращения преследуются по общественно неприемлемым результатам.
11. Порнография - жанр. И как во всяком искусстве, не должно быть предвзятости к жанру. Как во всяком жанре, в ней тоже бывает ремесленничество. Но мы же не пеняем плохую трагедию или комедию за жанр, мы не пеняем фильм ужаса за монотонность смерти. Мы даже признаем такой жанр как “эстетику смерти”: культура легко и просто демонстрирует массово эти фильмы. Но только не порнографию. Ханжество в этом - лучше показывать массово повальные убийства и смерть, нежели избыток и монотонность жизни. Вот лицемерие.
12. Как относиться к порнографии? Перестать рассматривать ее как рациональное содержание: сопряжение с преступлением у де Сада, признание или отрицание монотонности в ее содержании, как это у Барта, утверждение некоторого агрессивного социального смысла, подобно совращению у Бодрийяра. Ее нужно видеть совсем в ином смысле - в смысле чувственной интенции до востребования, где любые рациональные моменты содержания оказываются за пределами интенции. Порнография - принципиально иная часть культуры, только появляющаяся, сфера чувственно-интенционального общения.
Сергей Дацюк
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: