watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №2 - фев`9829 мая 2013

Родео на пегасах

Недавно наш город посетил певец Сергей Крылов. И в своем интервью местному телевидению заявил, что де Набережные Челны для Татарстана в области культуры это все равно, что Санкт-Петербург для России. Интересно! Чем же так поразил вышеупомянутого популярного исполнителя наш город? Я начал искать и, кроме всего прочего (что могло бы стать темой иных статей) обнаружил, что в Набережных Челнах, оказывается, издается единственный во всем Татарстане литературный журнал, именуемый “Аргамак”. Я, естественно, не берусь утверждать, что именно он привлек взор столичной “звезды”, воспевшей пингвинов и Порт-Саид, но, тем не менее, я хотел бы привлечь ваше внимание к современной челнинской поэзии.
 
Как известно, в основе техники стихосложения лежит (с неизбежными исключениями, естественно) силабо-тоника и рифма. На последнюю-то мы и обратим наши очи.
...Хорошо было поэтам в веке эдак XVII-XVIII, когда они, не мучаясь угрызениями совести, рифмовали “любовь - кровь”, “слезы - розы”, “дороги - тревоги” и т.д. Сейчас же укротителям Пегасов приходится напрягаться, чтобы придумать что-либо позатейливее. Но челнинскую поэзию эти проблемы обошли стороной. И, верные ломоносовским и сумароковским традициям, наши рифмачи достойно несут вахту в арьергарде мирового искусства. 
 
Вы только взгляните, какие “яркие” рифмы:
“Как жарко, знойно на песке
И как божественно в воде”.
(А. Барсегян)
 
Или еще:
“Гасит звезды, как свечи лунные
Полу-белые, полу-грустные”.
(И. Каблукова)
 
Я уже не говорю о испепеляющей осмысленности этих творений. А теперь поговорим о пресловутых глагольных рифмах. Еще в мае 1921 года Сергей Есенин писал: “Глагол с глаголом нельзя рифмовать уже по одному тому, что все глагольные окончания есть вид одинаковости глагольного действия” (письмо Р. В. Иванову-Разумнику). Но нам “московский озорной гуляка” - не указ! И опять вертится бесконечная карусель надежных, как “Аэрофлот”, рифм - “люблю - молю”, “целовать - горевать”, “вернуться - проснуться”. Апофеозом техники челнинской рифмовки стоит признать следующее четверостишие, принадлежащее перу члена Союза Писателей Татарстана и заместителя главного редактора журнала “Аргамак” Сафина М.:
“Птицам легче. Взмахнут - улетят
Вслед за солнцем искать горизонты.
Затоскуется - вновь прилетят:
Это им удивительно просто”.
 
Вы чувствуете! Это же целое открытие для мировой культуры! Теперь мы можем смело продолжить заданную схему: “приедут - уедут”, “примчатся - умчатся”.
Но я был бы не прав, если б стал утверждать, что в стихах главное - рифмы. (В конце концов некоторые умудряются и без них обходиться). Ведь поэты в свои стихи душу вкладывают. А что на душе у челнинских поэтов?! Это понять трудно.
“Я с мечтою этой не расстанусь,
Словно в сказке, медленно взрастая
Семя счастья, чтобы оказаться
Рядом с милым, вся в любви растаяв”.
(Н. Пушкарева)
 
Меня не покидает ощущение, что словосочетание “семя счастья” видимо мимоходом забрело в это длинное предложение. К чему оно привязано? Вы не поняли?.. Естественно! Ведь вы же, уважаемые читатели не профессиональные поэты! И не пытайтесь возражать, утверждая, что у вас в школе по русскому языку была пятерка и вы знаете, как составляются предложения. Просто это особый способ, изобретенный в нашем городе, но по непонятным причинам не признанный мировым сообществом. Вот еще подобная вирша:
“Подобное едва ли снится мне:
Окрас меняя на лету,
Лишь черное перо в руке”.
(Л. Копылова)
 
У кого перо в руке? Кто меняет окрас? Это просто тайны загадочных наших душ и новое слово в поэзии.
Да! Не так-то легко русский язык положить на лопатки! Но некоторые из наших славных земляков смогли сделать это, “ампутировав” лишние, по их мнению, правила русского языка. Разве смогли бы так Пушкин или Лермонтов? Слабо! ...А вот еще любопытный случай:
“Утром мне под двери положили веер.
Кто же тот волшебник утренней росы?”
(Е. Степанова)
 
Так что будь бдителен, уважаемый читатель! По нашему городу бродит некоторое количество “волшебников утренней росы”. И, вопреки своему названию, вместо того, чтобы производить некие манипуляции с росой, подбрасывает вам под двери веера!.. Но попадаются четверостишия, смысл которых приближается к шифровкам Штирлица, например:
“Испытала я познанья
Мудрости и доброты,
Побудившие желанья
Святости и чистоты”.
(А. Теплова)
 
Сумевший расшифровать это, достоин Нобелевской премии. 
А какие замечательные образы используют в своем творчестве наши поэты! Вы только вслушайтесь:
“О нет! Не хочу я, 
Что запах горчичный,
Горько-миндальный иль сена
Вдруг нас бы убил 
Ядом токсичным,
Низвергнув д
о праха и тлена”.
(М. Сафин)
Я не буду заострять ваше внимание на нетрадиционном применении слова “что”. Я не хочу, вдаваясь в подробности, выяснять, чем отличается “прах” от “тлена”. Но согласитесь, что с таким сочным эпитетом, как “яд токсичный” могут сравниться разве что “береза деревянная” или “вода мокрая”... Или вот такой поражающий своим изяществом и женственностью оборот:
“Огромное поле игрищ -
Судьбина женская:
Пнут в живот - сапог забудут вытащить”.
(Е. Копылова)
 
Тут, думаю, можно обойтись без комментариев. И в заключение хотелось бы процитировать Мансура Сафина: “...Учитывая возрастающие культурные потребности полумиллионного города и общественно-политическую обстановку в регионе, а так же с целью пропаганды творчества писателей Нижнего Прикамья и проведения научно-исследовательских работ, созрела необходимость создания в Набережных Челнах литературно-краеведческого музея, который также станет и хорошим подспорьем в деле духовного воспитания молодежи в наше нелегкое время...”
(Из статьи “Дней горизонт становится светлее” /из истории литературы Челнинского края/, “Аргамак” № 7, 1997 г.)
Ну, разве мы не достойны того! Трепещи, культура! В бой идут челнинские рифмоплеты!
 
Андрей Москвин
 
31-Й СОНЕТ
На брудершафт я с Господом не пил,
И тучи я не разводил руками,
Но не плясал средь дедовских могил
И не мочился на надгробный камень.
Как праведник я не был всем знаком
И не был перед бездной непреклонным,
Но паспорт я не замарал клеймом
Прописки в дебрях новых вавилонов.
Быть может завтра я б отречься смог
От всех доселе пройденных дорог
И поменять свои ориентиры.
Но, начисто рассорившись с судьбой
Я перестану быть самим собой.
И кто ж тогда ответит перед миром.
 
***
Каркайте, вороны! Громче каркайте!
Напророчьте смерчи-ураганы!
Зря не верили раскатам жарким те,
Кто со смертью подружился рано.
Им твердили: ветром будут вырваны
Корни, мрачный рок дразнить не надо!
И кружили по небу настырно вы,
Их предупреждая про преграды.
Во вселенской ночи черном бархате
Настежь в никуда открыты двери.
Каркайте, вороны! Громче каркайте,
Нас уберегая от потери!
 
***
Руль не в моих руках.
Парус не я поднял.
Движутся второпях 
Шхуны на камни скал.
Бесится ветер злой,
Туч брови сведены...
В том, что проигран бой
Нету моей вины.
“Ты-то куда смотрел!”  - 
Спросят меня потом.
Ворох нечистых дел
Свалят в углу моем.
...Все превратится в прах.
Срок для раздумий мал.
Руль не в моих руках.
Парус не я поднял.
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: