watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №10 - ноя`9830 мая 2013

Стихийное бедствие

Стихи наших читателей
 
Сергей Шальнов
 
ЗНАМЕНИЕ
Откуда-то с гор голубых
Свалился ко мне альпинист
В крови, в снегу и соплях,
Но взор был светел и чист.
У ног моих, в куче тряпья
Он тихо застыл, прошептав:
“Я был наверху и познал,
Я видел весь мир с высоты...”
Обрывок веревки упал
Из мертвых разжавшихся рук,
А сверху ещё и ещё
Посыпались густо тела
В оранжевых касках и без.
Очнувшись на мокрой земле,
Никак не мог я понять,
Что за знаменье явилось мне,
Что бред этот мог означать?
 
* * *
Я видел, как люди топили в дерьме
Живую собаку, визжавшую громко
Я видел торчащего на игле
Мрачного наркомана в предверии ломки.
Я видел, как в куче гнилых овощей
Любили друг друга безумные панки,
На Невском давясь плесневелой баранкой.
Мечтал человек, как поедет на танке,
Давя всех и вся в честь великих идей
А дохлая кошка в загаженой яме
Мяукала молча, никак не сдыхая,
А маленький мальчик, стащивший в Музее Востока
Кривой и заржавленный меч самурая,
Примеривал имидж, советам внимая,
Задумав такое, в чем нет оправданья.
И мерзкий философ, уткнувшийся в книжку,
Дешевые мысли за кайф выдавая,
Сморкался кровавой соплею в трамвае,
Болтал сам с собою про сказку о рае.
 
* * *
В зеленом пространстве джунглей
Грязный мальчик Маугли
В плену инстинктов животных
Грыз консервную банку.
Светило индийское солнце,
Зловеще скрипели ветки,
Орали в ветвях обезьяны - 
Разносчики разных болезней,
И кто-то в зловонной землянке
Молча делал отраву,
Сыпал в пакетик наркотик.
Танцуя красивые танцы
В разноцветной уютной молельне,
Стоял многорукий Шива,
Мрачно за всем наблюдая
Недремлющим третьим глазом,
Сломался в пути автобус,
Шофер - волосатый парень
В чалме и дешевых джинсах
Искал причину поломки
В шипящем нутре мотора,
Туристы дрожащею кучкой
Манили запахом тигра,
Идущего молча и важно
В сумраке мрачных джунглей.
Всё это в толстой книге
На хорошей, белой бумаге
С блестящим загадками Кришной...
Я ставлю наверх сковородку
С шипящей в масле картошкой,
Залпом порцию водки
Привычно в себя вливаю,
Так начинается Нечто,
Что насыщает разум
Истинным, светлым знанием.
 
НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ
На городской свалке гуляет ветер,
Там толкутся и взрослые, и дети,
Ковыряют палками зловонные кучи - 
А вдруг судьба им подарок вручит?
Белый ангел сидел на груде жестянок,
Засмотрелся и был раздавлен
Ржавым железным ковшом.
Паренек-тракторист, вечно пьяный, в фуфайке
Удивленно смотрел сквозь немытые стекла
На текущую кровь из раздавленных крыльев,
А затем, удивленно хлебнув из бутылки,
Мрачно в сторону сплюнув, нажал на педали,
Черный трактор катался по груде отбросов,
А за ним, как грачи по свежевспаханной пашне
Молча люди угрюмо шагали.
Кто-то джинсы нашел среди свежего мяса,
А вокруг - грязно красные перья,
А на небе солнце светило ярко,
Появляясь и прячась среди черного дыма...
 
Любовь Бурлакова
 
* * *
Рассыпана пыльца
истлевших крыльев
Мнемозины...
Пески забвений.
В краю глухом
задумчивое эхо.
Здесь отраженье
ищет образ,
а тот боится
воплощенья!
Со вздоха
начинается рожденье
пугливых слов,
но засыпает Пряха,
соткавшая не жизни нить,
а маковый цветок...
 
* * *
Озноб смятенных чувств,
презрительных к усталой речи,
к попыткам все свести на счет,
как начинающая балерина.
Как бабочке с пылающим крылом
проникнуть удалось
в заснеженную геометрию предела?
Как удалось совпасть равнине с морем
и с высотою гор?
По одному намеку,
по выраженью глаз?..
Повторный круг - 
уступок, перемен и схваток.
И снежное перо Жар-птицы,
роняющей в пространстве зерна
в весенние воздушные поля...
Но повторяю: есть одно движенье - 
круг в круге, замкнутые кругом.
Там частокол вражды,
там все еще война.
Пока танцует день,
в внешне неподвижно,
все тихо-мирно, 
все очерчено разумно.
Но только сумрак - хохот с высоты,
и снова нами понукают
безвольные, безумные желанья.
Растительное чувство ночи,
другой предел, где спутаны счета...
 
* * *
К циклу “Звездная дева”
И в тех устах, 
где тьмы цветенье,
сорву я поцелуй,
как огненный цветок
и с ним, болезненных,
как преступленье,
Офелии не избежать оков.
Я буду умирать,
отдавшись тайному теченью
и ласке душных волн,
и будут протекать
миры - подводные ландшафты,
века, как пламенная рать...
И вдруг на берег будущего
легкое движенье,
как пену выбросит
седую прядь.
Но в волосах моих струится
свеченье млечного пути.
А в тех веках,
когда была волчицей,
я вскармливала молоком - 
миры...
 
Альфия Ялышева
 
БЕССВЯЗНОСТЬ
Я знаю, что все закончилось.
А точнее оборвалось на какой-то ноте.
Вместо “Отче наш” читаю “Отче мой”
И рыдаю, зашитая в переплете.
“Ха-ха-ха” - сквозь слезы.
А лицо - веселое.
Скоро опять будет новоселье,
И лесом пахнущая доска сосновая
Станет неоткрываемой дверью - 
Смешно... Какие вокруг паяцы!
И я сама пляшу на веревке.
Лицо мне ляпают чужие пальцы,
И балаганность без остановки.
Свет. Полупьяные прожектора
Вокруг бессмысленно каруселят.
И так каждую ночь, до утра.
А каждое утро - опять похмелье.
Полнолунье. Вою в одноглазое небо.
Нет. Я вовсе не сошла с ума.
Поймите, никто просвещенным не был,
Чтобы сущность разумного понимать.
 
Вы думаете этот мир существует?
Глупцы! Он придуман совсем недавно.
И кто-то смеется, глядя как мы,
Марионетки и манекены,
Бьемся на нитях, ему покорных.
А если вы хотите изменить это,
То будьте готовы принять клеймо
Сумасшедшего. Или же стать изгоем.
А если случится и то, другое -
Быть поэтом.
Смысл жизни? - Пустое.
Поймите, что жизнь -
Это мрак между бликами света.
Кто знает, где в ней круговороты,
А где трясины спокойная муть?
Моими руками делают что-то,
Моими губами говорят с кем-то.
А я, безвластвующая рабыня,
Тщусь изменить это пустобытье,
И много-много часов подряд бьюсь без сил,
И не в силах уснуть.
 
Мама! Мама! Мне страшно!
Не слышит... Гулко смеется ветер:
“Ты не ребенок, ты больше не можешь,
Не имеешь права быть слабой!”
Ну это как сказать...
Сильным не каждому быть дано.
Порою хочется голову вжать
В чье-то плечо,
И, плача, жаловаться на темноту,
На злобных карликов, что бегают по полу,
Если выключен свет...
Мама! Мамы нет...
 
* * *
Сижу у окна.
Одна.
Как сомненье,
Как виденье - 
Раздвоившееся отражение
Во мгле,
На темном стекле.
Я и здесь и там.
Здесь - материальна,
А там - как мечта,
Призрачна и зыбка.
Печально.
Моя рука,
Задернув штору
До упора,
Выключает свет.
Меня больше нет
Ни тут, ни там.
Подношу к губам
Письмо, целую,
Рву его.
Ничего.
Ни плачу,
Ни ревную.
Только печаль...
Так, значит,
Прощай?..
 
ССОРА
Бросаем друг друга
Кинжалы-взгляды,
И каждое слово- ежик.
Я этой ссоре немного рада.
И ты, наверное, тоже.
 
Летят по квартире и пух и перья,
От наших прямых ударов.
Тяжелое будет завтра похмелье
Ссорного перегара.
 
* * *
Колода карт. Исписанный листок.
И руки, обхватившие колени.
Сижу одна. И вижу между строк
Причудливые призрачные тени.
 
Я слышу неземные голоса,
Мелькают в памяти чужие лица.
Открыта в книге целых два часа
Все та же, сто двадцатая страница.
 
Сижу одна. Полночный бой часов
Мне не дает от мира отрешиться.
В слепом хаосе сумасшедших слов
Боюсь я безвозвратно раствориться.
 
Кукует мне кукушка на стене,
Что час, что два, что скоро будет утро.
Но я горю в таинственном огне,
Холодном, как росинки перламутра.•
 
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: