watman.ruантон ватман и студия «новый дизайн»         заказать сайтрассчитать стоимостьзаказать фотопортрет интерьер монтажзаказать дизайнлоготип графика рекламалайлаймузыкальный блогмагамбафотовыставка
сайтысъёмкадизайнблогне домаархивы

+7 906 120 0040
sam@watman.ru
ICQ #309202
skype: antonwatman

 

 

Антон Ватман в:
VKontakte
FaceBook
D3
LiveJournal
OK
Twitter
Instagram
Google+
YouTube
Vimeo 
Linked.In

 

архивы: ЛП №8 - окт`9829 мая 2013

Я был на концерте Наймана

Репортаж Игоря Нечаева
 
Итак, в начале июня, благодаря поддержке и  содействию Green¬Wave  International, Британского Совета и АК Троицкого, Майкл Найман и его оркестр впервые посетили нашу страну с концертами. Событие само по себе уникальное. Несмотря на то, что Michael Nyman Band  ведут весьма развернутую гастрольную деятельность, выступая по всему миру начиная с Королевского Концерт-Холла и заканчивая небольшими студенческими городками, никогда не возникала мысль включить Россию в план очередного турне. И хотя в интервью перед отлетом на родину, Маэстро сказал, что ему все очень понравилось, неизвестно, когда в следующий раз на наших широтах можно увидеть и услышать то, чем в течении двух летних вечеров наслаждались избранные счастливчики. Так что, это выступление можно назвать лучшим музыкальным событием года (Кейв, извини; Роллинг Стоунз - побоку). 
Для меня этот концерт начался еще в конце мая, когда, в очередной раз, слушая Троицкого по FM Достоевский, я узнал о концерте и сразу упал со стула. Жизнь закончена, подумал я тогда, а друзьям сказал, что ночевать не вернусь. Возможно и завтра тоже. Оказаться в Москве, попасть на Наймана и успеть в понедельник на работу в Казани казалось совершенно невозможным. Пейзаж вырисовывался прегрустнейший, особенно на фоне тотального безденежья моих друзей. 
Следующие две недели были неделями размышлений, планов отступлений, “за” и “против”, “может быть поедешь?” и “когда вернешь?” Все усугублялось еще и тем, что точной информации о выступлениях не было, известно только, что будет два концерта - один в Москве, другой в Питере, а конкретно где и когда - загадка. Тем не менее, первого июня, под вечер, так и не приняв никакого решения, мы с верным другом, вышли из дома. Оба - в будничных костюмах, взяв на в.с. документы и то очень немногое, что удалось собрать на билеты, подумали еще раз и решили, что, по обыкновению, вечером нам делать нечего -  прогуляемся до вокзала, а там посмотрим. На вокзале выяснилось, что билетов на Москву нет. А потом случилось Первое Чудо, из разряда тех чудес, на которые мы, которые с небесами на короткой  ноге, обычно не обращаем внимания (так они, в обыденности своей, и проходят). В последний момент мы заскочили на самый последний московский скорый и поехали за пол-цены плацкарта в новеньком пустом купе. Чудо, господа, подарок судьбы. В отличном и каком-то одухотворенном настроении мы беседовали полночи, пересказывая друг другу поучительнейшие были и исторические анекдоты о том, как вмешательство Фортуны изменяло судьбы героев и целых народов, а утром нас ждала Москва. 
Ни одной афиши, ни одного билета в театральных киосках, и вообще про “такой концерт” никто, кажется, не слышал. Два часа прошатались мы по центру и уже дошли до того, что начали спрашивать у прохожих. Тут произошло Второе Чудо - бедно одетая женщина посмотрела на нас ласково и сказала “Ой, да ведь он в Консерватории, и билеты они там продают, здесь совсем недалеко”. Великолепно, читатель, концерт уже скоро, еще пара необходимых деталей. 
Дальше было Испытание, ужасное и фатальное, как усмешка каменного бога, как вывих лодыжки на последних метрах марафона. Самые дешевые, вернее - оставшиеся билеты стоили 500 тысяч рублей (драматическая тишина и финал). Что ж, оставалось только развернуться и уехать, жалкие неудачники, которых всегда будут ставить ни место, которые... Но нет, мы - итальянцы, мы - биззако, мы будем на концерте и в первых рядах! И мы поехали искать деньги. Но не нашли, и вернулись, надеясь только на чудо. И, как обычно, оно произошло.
Это было Чудо Номер Три - неожиданно отыскалось несколько билетов по вполне приемлемой цене в 150 тысяч. Мы взяли последние два. Сейчас, возвращаясь в тот день, я понимаю - это был урок судьбы, это было испытание на веру. Оно было необходимо, так всегда бывает в кино. Подобно герою Бушеми из “Жизнь в забвении”, мы не покорились обстоятельствам и были вознаграждены - начало концерта в 19 часов.
Нетерпеливые фатумы, мы пришли за час, оценить столичную богему. Тогда я очень удивился, как широко оказывается известно творчество Тихого Британца. Здесь были все - дети лет пятнадцати и хмурые бородатые дядьки, ослепительно новые русские и пропирсингованые насквозь рэйв-мэны, студенты и актеры кино, бритый Липницкий и заросший Гаккель тихо беседовали в сторонке, особенно удивили несколько ну, таких бедных старушек, у которых в сумках, кажется, пустая тара звенит, честное слово; из интереса спросил - знают ли куда пришли - оказываются, знают и любят. Чуть опоздав, пришел и сам маэстро Троицкий (супер, просто супер), но концерт все равно задержали на час. 
Итак, 2 июня, Москва, Большой Зал Консерватории, 20 часов. На сцену выходит Троицкий - зал, узнав,  с радостью аплодирует; подходит к микрофону, улыбается - бурные овации; “ Добрый вечер всем и спасибо!” - в зале слышны визги; представляет концерт, организаторов, спонсоров и поддержку - аплодисменты; шутит, говорит о том, что “сегодня произойдет, так сказать, своеобразная дефлорация Большого Зала Консерватории - впервые в этих стенах прозвучит электроиструмент. Такого не было за всю историю Консерватории, это - бас-гитара”, - гомерические, если можно так сказать, аплодисменты; на последок поясняет, что это все таки серьезный концерт, поэтому запрещается фотографировать и “всем обладателям современных пиликающих устройств просьба на время концерта их обесточить” - смех, свист, бурные аплодисменты.
Под аплодисменты выходит оркестр, и тут Троицкий выжидает паузу, а я уже вижу,  сквозь щелку приоткрывшейся  в глубине сцены двери встает и тихонько идет... “Встречайте, Майкл Найман!”
То, что происходило дальше трудно точно описать словами. Погружение, волшебство, божественное присутствие, магия неуловимых жестов, ритуал приобщения, провал и торжество постмодернизма попеременно и, наконец, космический оргазм. 
Музыка обволакивала полностью и проникала внутрь всего тебя. И тогда ты был уже не зрителем, купившим билет, и не слушателем, что пришел из чистого любопытства  - ты становился частью музыки, ее инструментом, самой музыкой. Это было Погружение.
Мир, который окружал тебя, был красивым и совершенным, наполненным прекрасными людьми, которые вместе с тобой влетали в Рай Красоты и Покоя, который блестел впереди, приближаясь. Волшебство и божественное присутствие.
Найман, сидевший за фортепиано, чуть спиной к залу, задавал рукой ритм в начале композиции и брал первый аккорд. Билл Хоукс, вжавшийся щекой в скрипку, играющий невероятно быстро очередную партию, хитро улыбается и успевает шикарно строить глазки своей соседке скрипачке Энн Морфи. Басист Матрин Элиот, выпирающий головой ритм, как все басисты. Музыканты из духовой секции на самом верху весь вечер, кажется, рассказывали друг другу анекдоты, и как ловко тромбонист вытрясал заслюнявленный мундштук, успевая вставить его на место ровно к своему новому вступлению. Магия неуловимых жестов.
Аплодисменты после каждой пьесы длились по несколько минут, каждый раз Маэстро вставал из-за фортепиано, поворачивался к залу и так ... волшебно кланялся, потом поворачивался к оркестру и рукой приглашал разделить благодарность вместе. Аплодисменты не прекращались, и музыка начиналась с хлопками. Весь концерт. Это был Ритуал.
Знакомые мелодии, очень простые, холодные и теплые,  находящие друг на друга как волны в бурю, первобытный шок и вдруг кошмарное одиночество, усмешка времени и рушащиеся памятники 20 века. Безумные глаза выходящего на антракт парня и пошлые разговорчики в курилке. И провал, и торжество.
Овации после концерта длились минут десять, пока весь зал не зааплодировал стоя, перед пустой сценой. Не верилось, что это все, хотелось еще и еще. Наконец музыканты и Найман вернулись, заиграли “Миранду”, зал опять вскочил и уже не садился, потом “Отсчет утопленников” и, наверное, поиграли бы еще, но набежали охотники за автографами - одному, второму, а их все больше и больше. Несколько раз Маэстро порывался  вернуться к инструменту, но в концов сдался, сходил за стульчиком, и, с усталой улыбкой, “Wow, sorry, thank you, fantastic!”, сел расписываться. И ведь, черт побери, всем (больше сотни!) расписался! Чего греха таить, и мы в конце концов, подошли, и получили аж два автографа в одну книжку.  
Такой был концерт. Можно добавить, что некоторые вещи были исполнены не так, как на дисках, а с некоторыми импровизациями в отдельных партиях и дополнительными четырехтактовыми вставками. В начале второго отделения - музыка из кинофильма “Пианино” исполнялась Найманом сольно. Общее время концерта - два часа.
А мы на следующий день вернулись в Казань, кстати, еще дешевле, чем приехали (Очередное Чудо). Было чудесное утро начала лета, настроение было чудеснейшее, очень хотелось летать.•
                                         
 

Ваш комментарий:

Авторизоваться: